Get Adobe Flash player
Рубрики
EXPO 2017
EXPO 2017
Нас считают
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Мы в фэйсбуке
Мы в фэйсбуке
Мы в youtube
Мы в youtube

История в лицах

Все остается людям («Литературная Алма-Ата»)

Вчера, в Международный день театра, я побывала в Казахской национальной  академии искусств им. Т.Жургенова. Пригласила меня туда Клара Бельжанова, доцент академии, засл. деятель РК, приемная дочь Галины Юрьевны Рутковской. Клара решила передать библиотеке Академии часть архива Галины Юрьевны, в котором много уникальных книг.

— Мы от души дарим вам эту коллекцию, — сказала Клара. – Галина Юрьевна всегда говорила: «Все остается людям». Пусть студенты пользуются этой литературой,  читают, изучают ее.  Здесь  есть просто уникальные издания…  Часть материалов мы передадим в Центральный архив, где имеется  ячейка с документами ее отца и матери, 144 книги – в библиотеку нашего Эстрадно-циркового колледжа…

Не могу не сказать, что Галина Юрьевна до последних дней жила в семье Клары, к ней там  относились трепетно, с любовью и уважением,  и, как мы видим, и сейчас ее часто  вспоминают.   Читать далее

Елочка, зажгись! («Казахстанская правда»)

Людмила Мананникова

Новогодние праздники во все времена занимали особое место, ведь это временной рубеж между прошлым и будущим. Но если будущее для нас еще тайна, то в прошлое вполне можно заглянуть. Поэтому я приглашаю совершить небольшое путешествие в историю, а именно в начало ХХ века.

Верненский бал

Итак, мы с вами в… январе 1902 года. Прислушайтесь: звучит мазурка. В Дворянском собрании Верного публика отмечает Рождество. Вот как описывает это событие корреспондент газеты «Туркестанские ведомости» граф Валериан Вега: «Костюмы маркизов, напудренные парики, плавные и размеренные движения, глубокие поклоны кавалеров и низкие реверансы дам создают фантастическую картину. Танец закончен, начинается болеро…

Мы переносимся в смеющиеся долины Андалузии. Нервный и пылкий треск кастаньет, гибкие движения танцовщиц, блеск шитых золотом костюмов – кажется, само жгучее солнце счастливого юга вселилось в этот танец… А дальше – танцы средневековой Германии, Франции времен Ришелье, польская мазурка»…

Интересен вывод, который делает автор, описывая рождественский бал: «У нас здесь, на далекой окраине, есть сплоченное, дружное и крепкое общество культурных людей… Есть любовь к изящному и красивому…» Читать далее

Сделано в СССР Мать детских театров Наталия Сац

18 декабря — День памяти Наталии Ильиничны Сац

Перед силой искусства и дети, и взрослые равны. В 1903 году в Иркутске на свет появилась Наталья Сац. Необыкновенно одаренная девочка, будучи 15-летним подростком, возглавила рожденный по ее же инициативе первый в мире Детский театр. Слава, известность, любимая работа… В 1938 году все изменилось: шесть лет лагерей, но вера в свои силы победила. Наталия всегда была уверена: она рождена, чтобы дарить детям радость.

Если хотите посмотреть прекрасный фильм, посвященный  Наталии Ильиничне Сац, щелкните по фотографии.

https://youtu.be/G0WqhKkpGqw
http://mir24.tv/video/5561394

 

 

18 декабря — день памяти Наталии Ильиничны Сац.

https://youtu.be/kDTXZBGjR0w

18 декабря — день памяти Наталии Ильиничны Сац.

Наталия Ильинична Сац родилась в семье композитора Ильи Александровича Саца и оперной певицы Анны Михайловны Щастной. В 1904 году семья переехала из Иркутска в Москву. Илья Сац тесно сотрудничал с Художественным театром, в 1906 году стал заведующим музыкальной частью, — друзьями дома были К. С. Станиславский, Е. Б. Вахтангов, В. И. Качалов и другие артисты МХТ, а также Сергей Рахманинов.

Наталия Сац играла в Драматической студии имени А. С. Грибоедова. Получила музыкальное образование — в 1917 году окончила музыкальный техникум имени А. Н. Скрябина. Позже, в 1953 году, окончила театроведческий факультет ГИТИСа.

С 1918 года, с пятнадцатилетнего возраста, Наталия Сац заведовала детским сектором теамузсекции Моссовета. По её инициативе был создан первый театр с репертуаром для детей — Детский театр Моссовета (1918). С 1920 года и до ареста в 1937 году была директором и художественным руководителем Московского театра для детей (с 1936 года — Центральный детский театр, с 1992 года — Российский академический молодёжный театр). В 1930-х годах Наталию Сац приглашали ставить спектакли за рубежом. Большой успех имели её постановки опер «Фальстаф» Дж. Верди в берлинском театре «Кролль-опера» (1931, дирижёр Отто Клемперер), «Кольцо нибелунга» Р. Вагнера и «Свадьба Фигаро» В. А. Моцарта в аргентинском Театре Колонн (1931). Читать далее

Рукописи не горят («Вечерний Алматы»)

%d1%80%d1%83%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%81%d0%b8-%d0%bd%d0%b5-%d0%b3%d0%be%d1%80%d1%8f%d1%821Как эскизы именитого театрального художника, наконец вышли на сцену

В Театральной библиотеке Санкт-Петербурга хранится коллекция эскизов сценических костюмов. Ее автор – художник, уроженец Питера Всеволод Теляковский. Но создавал он эти рисунки в Алма-Ате.

Потомок дворянского рода, сын последнего директора императорских театров Владимира Теляковского художник попал под волну сталинских репрессий и был выслан в Казахстан.

В нашем городе сценограф оказался к месту. В 1934 году открылся Театр оперы и балета, а после войны начал работу ТЮЗ, созданный Наталией Сац. В двух этих коллективах художник раскрыл свое дарование. Читать далее

Ваха Татаев: судьба человека

memorypage_81314Мне позвонила из архива Президента Женя Чиликова, занимающаяся депортацией, и спросила: «В  ТЮЗе у вас работал Ваха Ахмедович Татаев. Что ты о нем знаешь?» Я сразу же позвонила своей любимой Евгении Ивановне Васильковой — первой актрисе ТЮЗа, а потом работнику научной библиотеки,  и она рассказала мне, что прекрасно помнит его. Татаев был зам. директора ТЮЗа при Наталии Ильиничне Сац, Красавец-мужчина, он потом женился на ее подружке Тамаре Кулагиной, в середине 50-х вернулся в Чечню, работал там зам.министра культуры. Я, понятно, сразу же полезла в Интернет и увидела много материалов про нашего тюзовца. Вот этот например. Еще раз убедилась, какие замечательные люди стояли у истоков нашего театра.

Татаев Ваха Ахмедович — Биография

Ваха Ахмедович Татаев (15 декабря 1914, Старый Юрт, Чечня, Терская область, Российская империя — 13 августа 1977, Грозный, Чечено-Ингушская АССР, РСФСР, СССР) — Народный артист Чечено-Ингушской АССР (1959), депутат Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР (1958), министр культуры Чечено-Ингушской АССР (1958-1976).

Начало биографии

Родился 15 декабря 1914 года в селе Толстой-Юрт в Чечне. В 1929 году поступил на грозненский рабфак. Там же стал заниматься в художественной самодеятельности. В 1931 году был назначен заведующим клубом в Горячеводске. В 1934 году стал заместителем директора этого клуба, а позже — директором грозненского кинотеатра имени Челюскинцев. До 1938 года исполнял обязанности заместителя управляющего «СевКавКино».

В 1938 году стал артистом и директором Чечено-Ингушского государственного драматического театра. Сыграл на сцене роли Олеко Дундича в одноимённом спектакле (Кац и Ржевский), Сурхо («Сурхо, сын Ади» М. Гадаева и Г. Батукаева), капитана Ибрагимова («Тамара» Идриса Базоркина), Отелло («Отелло» Уильяма Шекспира), генерала Завьялова в пьесе «Накануне» Афиногенова и ряд других. Читать далее

Кудай Берген! («Новое поколение»)

В доме на Кабанбай батыра 100 и Тулебаева жили когда-то основатели Русского театра в Алматы супруги Юрий Людвигович Рутковский и Елизавета Болеславовна Кручинина-Рутковская, о чем сообщает мемориальная доска на фасаде. Дочь театральных деятелей, Галина Юрьевна Рутковская, представительница славной династии, по-прежнему живет в этом доме со своими приемными детьми – супругами Исбеком Абильмажиновым и Кларой Бельжановой. Испек и Клара тоже служители театрального искусства.
«Кому-то покажется необычной наша семья, и, может быть, неправдоподобной сама ситуация, когда двое уже пожилых людей делают своими приемными детьми молодых артистов, супружескую пару… Но все мы любили и продолжаем любить друг друга. Кудай Берген!».

Поиски себя
Избек Абильмажинов:
— В школе был хулиганом, плохо учился, меня исключали из школы. Я любил петь. Поступил в консерваторию на отделение вокала. Случилось так, что я потерял голос — у меня был густой, глубокий бас. Нужно было заново приобретать профессию. В 27 лет поступил в АГТХИ — Алматинский государственный театрально-художественный институт (теперь это Казахская национальная академия искусств имени Жургенова) на актерское отделение. Но по-настоящему понял, что такое учеба, когда в сорок лет поступил на режиссерское отделение.

Клара:
— Я люблю свой театр и профессию. Но, как говорится, “были когда-то и мы рысаками”… Отношусь к категории актрис среднего возраста. В нашем театре много молодежи, и сейчас я играю в основном эпизодические роли. Но я рада, что однажды ступила на педагогическую стезю. И вот уже 16 лет преподаю сценическую речь в Республиканском эстрадно-цирковом колледже имени Жусупбека Елебекова. Мои студенты — будущие актеры, вокалисты. И то, что недополучаю как актриса в театре — творческое удовлетворение, я восполняю в качестве педагога.

Семья
Избек и Клара познакомились на первом курсе актерского отделения АГТХИ. На втором курсе поженились. Жили в общежитии на Виноградова, 88, что на Никольском базаре.
Однажды пришлось сдавать экзамены дома у педагога Галины Юрьевны Рутковской, которая читала курс истории западного театра. Преподаватель сломала ногу, не могла ходить, а экзамены и зачеты нужно было сдать.
Так Избек и Клара познакомились с супругом Галины Юрьевны Абрамом Михайловичем Славиным.

Избек:
— Сдавали зачет нашему строгому, но очень доброму педагогу Галине Юрьевне. А потом шли на кухню, где Абрам Михайлович нас кормил. Таким образом, не только получали свои пятерки, а еще и уходили сытыми и довольными.
Общались с Абрамом Михайловичем, испытывали симпатию к этому очень умному, мудрому и доброму человеку. Чувствовали, что мы ему тоже нравимся.

Клара:
— Мы были патриотами. Начинали карьеру в областном театре, хотя нам предложили после практики работать в ТЮЗе имени Габита Мусрепова. Уехали в Семипалатинский областной музыкально-драматический театр имени Абая, где проработали три года (после диплома была обязательной трехлетняя отработка “по распределению”).
Однажды раздался звонок, Абрам Михайлович позвал Избека и Клару, к которым привязались он и его супруга, вернуться в Алма-Ату: “Хватит работать в провинции, возвращайтесь!”

Избек:
— Переехали, жили на квартире. Абрам Михайлович решил, что мы должны находиться рядом с ними. Придумал обмен: хотел продать свою трехкомнатную квартиру на Тулебаева и обменять ее на две двухкомнатные в одном подъезде. Мы отказались.

Клара:
— Мы не хотели, чтобы Абрам Михайлович продал эту квартиру, овеянную духом легендарной династии Рутковских — Кручининых. Здесь жили родители Галины Юрьевны, Юрий Людвигович Рутковский и Елизавета Болеславовна Кручинина, основатели Русского театра в Алматы. Мы не могли пойти на то, чтобы эта квартира была потеряна. У нас не было корыстных целей. Теплые отношения связывали нас с Галиной Юрьевной и Абрамом Михайловичем, который ценил Избека, его золотые руки. Весь свой опыт, мудрость жизни, секреты передавал Избеку, как родному сыну. Меня называл “Золотинкой”.
В этой квартире было много учеников Галины Юрьевны. Абрам Михайлович со всеми общался, ходил на экзамены, присматривался. Он знал, что болезнь крадется за ним. Долгие годы работал шахтером, сильно пострадали легкие. Боялся, что Галина Юрьевна останется одна. И однажды сказал ей: “Из всех, кого я знаю, только Избек и Клара по-настоящему близки нам. Они способны на крепкую заботу — о тебе”. Думал о будущем.
Мы тогда еще не знали о его намерении — оставить Галину Юрьевну с нами.

Абрам Михайлович Славин
Он долгие годы работал шахтером — в России, Украине, стал горным инженером. Был шестым по значимости специалистом в Советском Союзе по добыче угля открытым способом. В Алма-Ате работал заместителем председателя Госплана. Потом вышел на пенсию.
Этот человек был прозорлив, мыслил масштабно и перспективно. Абрам Михайлович еще в советское время предвидел перестройку, говорил, что в стране будут развиты фермерские хозяйства и предпринимательство. Он обещал: “Вы увидите, через несколько лет в Алма-Ате все будут ездить на иномарках! Избек, у тебя тоже будет шикарная иномарка!” В те годы это были очень революционные мысли.
У него было большое любящее сердце. Абрам Михайлович никогда не делил людей на национальности. Жил по принципу: “Делай что-нибудь для кого-нибудь, невзирая на взаимность. Если будет взаимность, то пусть она станет сюрпризом”. Много ездил по республике. Встречал чабанов, которые теряли работу, голодали, привлекал к работе, делал из них Героев соцтруда. А сам так и не получил это звание, хотя своим трудом заслужил его, из-за проклятого “пятого пункта” — своего еврейского происхождения.
Где бы он ни оказался, старался помочь людям. В Самарканде, Ташкенте… Узнавал о проблемах людей и решал их, писал письма — вплоть до Верховного Совета КазССР, добивался справедливости. Однажды увидел на улице женщину-узбечку без рук. Разговорились. Оказалось, она получила производственную травму. Абрам Михайлович поинтересовался, получает ли она пенсию? Оказалось, что нет. И Абрам Михайлович добился для нее пенсии.

Мы всегда рядом!
Избек:
— Когда Абрам Михайлович уже сильно болел, был при смерти, он завещал нам “своего Галчонка” — Галину Юрьевну. Вызвал меня в больницу, распорядился, чтобы я привез нотариуса: “Завещаю вам квартиру и все, что есть у нас”. Мечтал, что он выпишется из больницы и мы будем жить вместе. Утром прихожу с передачей для него, а кровать пуста. Наш Абрам Михайлович умер. Галина Юрьевна исполнила его волю, мы поселились с ней. И с тех пор 18 лет живем вместе. У Галины Юрьевны были родственники, но Абрам Михайлович предпочел, чтобы с Галиной Юрьевной остались мы.

Клара:
— Было время, что мы часто ездили на гастроли. Перед открытием сезона или после проводили по два месяца в поездках по городам Казахстана, по аулам. Абрам Михайлович в поездку нам готовил еду. Тогда я впервые попробовала бараний курдюк, который он делал, как шпик, — по своему рецепту. Переживал за нас: “Если случится остаться без еды, всегда найдете хлеб и с курдючным шпиком сможете поесть, как бутерброды”. Он завернул свой шпик и вложил туда в фольге от чая записку, которую я обнаружила во время гастролей, когда мы развернули курдючный шпик.
До сих пор мы храним эту записку от Абрама Михайловича, который хотел сообщить нам в ней что-то очень важное.
Клара развернула фольгу, извлекла из нее чуть пожелтевший лоскуток бумаги. Вот что написал Абрам Михайлович своим приемным детям, Избеку и Кларе: “Мы вас очень любим. Но любите друг друга больше, чем мы вас любим. Что это значит? Никто для вас не должен быть желаемым больше, чем каждый из вас. Вы обязаны воспитывать это чувство — уважение, преодолевая в себе стремление к шалости, которое должно быть срублено на корню. Ничто не должно омрачать ваших взаимоотношений. Будьте со мной откровенны. Пока я живу, я разрешу ваши огорчения. Мы с Галиной Юрьевной всегда рядом!”

Клара:
— Он, как отец, умудренный опытом человек, предостерегал нас: мы, молодые эмоциональные актеры, могли увлечься кем-то другим. И он хотел предостеречь нас от этого.
Избек и Клара живут вместе уже 26 лет, восемнадцать из которых — вместе с приемной мамой Галиной Юрьевной Рутковской. Это счастливая интернациональная семья, в которой отмечаются все праздники — русские, казахские, православные, мусульманские, еврейские. Помимо казахских национальных блюд, к Пасхе пекутся куличи, на Хануку на столе обязательно лежит маца.

Клара:
— У нас с Избеком всегда было и есть взаимопонимание, взаимоуважение друг к другу. И за 26 лет не случилось ни одной ссоры! Я выходила замуж с мыслью: “Раз и навсегда!” Без громких слов и заявлений — решила так в своем сердце.
Дочь Клары и Избека, Алия, студентка 3-го курса Университета международных отношений и мировых языков имени Аблай хана. Изучает английский и турецкий языки. Унаследовала артистические способности от родителей — хорошо поет и танцует.

Богом данные
родители
Галина Юрьевна Рутковская о своих приемных детях:
— Они очень умные, очень порядочные, талантливые, озаренные… Это мои дети. Люди, обладающие большими человеческими качествами.
— Клара, Избек, а ваши собственные родители не ревновали вас к Галине Юрьевне и Абраму Михайловичу?
— Когда приезжали домой к собственным родителям, они спрашивали: “Акен калай? Шешен калай?” (“Как папа, мама?”). И потом просили: “Передайте привет!” Они гордились, что у нас есть приемные родители. Отец говорил об Абраме Михайловиче и Галине Юрьевне: “Это родители — Богом данные! — Ћџдай берген!”

Справка “НП”
Избек Рамазанович Абильмажинов — уроженец Восточно-Казахстанской области, Тарбагатайского района, села Акжар. 1955 года рождения. Имеет дипломы актера и режиссера. Преподает актерское мастерство и режиссуру в Казахской национальной академии искусств имени Жургенова. Переводит на казахский язык драматические произведения. В этом году выдвинут на звание академического доцента.
Козерог. “Целеустремленный, настойчивый. Это соответствует моему характеру”.
Клара — Кульжамиля Бельжанова — актриса, педагог. Родилась в Целинограде (ныне Астана). С 1987 года работает в Казахском академическом государственном театре для детей и юношества имени Габита Мусрепова. Сыграла более 40 ролей.
Преподает сценическую речь в Республиканском эстрадно-цирковом колледже имени Жусупбека Елебекова: “Молодежь очень интересна. Я учусь многому у своих студентов, люблю их”.
http://www.np.kz/index.php?newsid=1937

Древо познания («Вечерний Алматы»)

Юрий КАШТЕЛЮК

Древо познания1Исполняется 145 лет со дня рождения мастера деревянной скульптуры Исаака Иткинда

В послевоенное время по улицам Алма-Аты ходил седовласый и седобородый человек. Он что-то неразборчиво говорил и демонстрировал прохожим склянки с разными жидкостями. Это был скульптор Исаак Иткинд.

В ту пору он пытался заработать химической чисткой одежды, но клиентов не было, зато его всегда окружали мальчишки и девчонки. Старик вырезал из дерева фигурки и дарил их детворе.
Счастливая ребятня, заполучив деревянные куклы, разбегалась по своим дворам. Но это были не простые игрушки, а произведения искусства. И пожалуй, никто из обывателей, проходивших мимо, даже представить не мог, что этот человек водил дружбу с Маяковским, Есениным, Горьким, Алексеем Толстым, Шагалом.
Но это было. В 1920-е годы Иткинд пользовался большой популярностью в творческой среде. Правда, несмотря на это, нуждался, не мог самостоятельно рекламировать свое искусство. Из-за недоедания он частенько ходил поникшим. Читать далее