Get Adobe Flash player
Рубрики
Поделиться
Электронные государственные услуги

"Программа по обеспечению результативной работой и всеобщая поддержка предпринимательства"

Нас считают
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
«Фэйсбук»
«Фэйсбук»
«Одноклассники»
«Одноклассники»
Белоснежка-ТЮЗ
Белоснежка-ТЮЗ
«Мой мир»
«Мой мир»
«Твиттер»
«Твиттер»
«В контакте»
«В контакте»
«Youtube»
«Youtube»

Юрий Померанцев. Как я купил «Хижину дяди Тома»

Как я купилКому не известен ныне, пожалуй, самый популярный актер Государственного академического русского театра драмы имени М. Ю. Лермонтова Юрий Борисович Померанцев!
Ветеран сцены, выдающийся актер, давший путевку в жизнь многим поколениям актеров.
– Десятилетку я окончил в Москве, в 1941 году, – рассказал он мне. – Знаменательное событие мы пошли от­праздновать на Красную площадь – это было хорошо показано в за­мечательном фильме «Летят журавли». Такая традиция была у московских школьников, осталась, вероятно, она и поныне.
К тому времени в Москве я жил уже четыре года, и моему появлению в столице предшествовали грустные события.
Родился я в Киеве, вскоре роди­тели переехали в Москву, а потом отца отправили работать в Караганду. Он занимал довольно важный пост в тресте «Карагандашахтстрой». В 1938 году его арестовали и тут же расстреляли. И вот после этого я очутился у родственников: и по папиной, и по маминой линии они жили в Москве. Там я учился в 8-10 классах. Из комсомола меня не исключили, а то, что отец был расстрелян, я узнал позднее. Потом мне стало ясно, что часть арестованных в 1937 году людей еще могла спастись, а из арестованных в 1938 году в жи­вых не осталось никого.
У родственников был маленький приёмничек. Сообщение о войне мы слушали с теткой. Первое ощущение – радость: «Ура! Будем воевать!» Радость моя, как мне теперь кажется, была вполне естественной. Дело здесь даже не в патриотизме, а в романтике. Мне грезились мушкетёры – храбрые вояки – Атос, Портос, Арамис и д’Артаньян и, конечно же, быстрая и желанная победа.
Помню, как-то, возвращаясь с рытья окопов, из Вязьмы, под Москвой, зашел в книжный магазин и купил там «Хижину дяди Тома». Не думал, ко­нечно, что через много лет в ТЮЗе мне придется сыграть дядю Тома…
Вскоре меня призвали в ряды Красной армии…
Во время первых атак я не боялся ничего. И когда началась война, меня отправили на рытье противотанковых рвов: сначала немцы под Москвой устраивали только «генеральные репетиции», настоящие бомбежки начались позднее. Только когда я получил ранение в руку: у меня перебило кость, лучевой нерв – как будто тебя молотом от наковальни ударило по руке и рука отпала, – я дико испугался. Подумал: «А если такой удар по голове?»
Думаю, если бы я продолжал воевать дальше, то не был бы так неосмотрительно неосторожен, как раньше, был бы мудрее, а, стало быть, может, и полезнее. Но я попадал из одного госпиталя в другой, пока, наконец, не оказался в Ярославле – тыловом эвакуационном госпитале.
Меня комиссовали: лучевой нерв перебит, рука не работает. Я долго лечился, и мне никак не могли восстановить руку. До сих пор, если по ней ударить, она болит…
Года два после возвращения с фронта в Алма-Ату я работал хористом в оперном театре, – продолжает вспоминать Юрий Борисович. – Как раз в это время я узнал, что в нашем городе открывается театр для детей и главным зачинщиком его является Наталия Ильинична Сац. Имя это было мне давно знакомо: я видел много интересных спектаклей, поставленных ею в Москве. Пошел прямо к ней домой и попросил выслушать чтение. Так решилась моя актерская судьба.
Хорист Юра Наталии Ильиничне чем-то приглянулся. Ее первому спектаклю – «Красной Шапочке» – срочно требовался Волк, и Померанцев оказался самой лучшей кандидатурой.
Юра тогда мало что умел, учиться надо было всему, а для начала – со знанием дела спеть центральную «арию» Волка: «Зубы, зубы я точу, я девчонку съесть хочу. Ненавижу я девчонок…» и так далее. Спектакль «Красная Шапочка» был музыкальным, сейчас это представление назвали бы модным американским словом мюзикл.
…Для того чтобы создать правдоподобную атмосферу действия, Наталия Ильинична повела Юру на базар и они приобрели там старый станок, на котором точильщик точил ножи.
Когда пришли в театр, она сказала: «Юра, встань за этот станок. Когда на сцене воцарится темнота, ты подставишь под точильный камень брусок и споешь свою арию». Сцена эта получилась действительно потрясающей.
«Как хорошо, что, едва успев приехать в Алма-Ату, я высмотрела в опере «Риголетто», в хоре гостей герцога, Юру Померанцева, – пишет Наталия Ильинична в своей книге «Новеллы моей жизни». – Сейчас в нашей «Красной Шапочке» он очень удачно играет злобного, худого, вечно голодного Волка, не скрывая в то же время свое ироническое к нему отношение, и он очень смешон, когда слышит непонятно откуда звучащее пение птиц».
Не меньший успех имел Ворон Померанцева в «Снежной королеве». Юра научился так блестяще каркать, что как только выходил на улицу, за ним немедленно увязывалась ребятня, на все лады крича: «Карл у Клары украл кораллы!» В ТЮЗ даже пришло письмо, адресованное Ворону: «Карл, скажите, вы просто ворон или сделаны из человека?»
Вспоминает Юрий Борисович и Виктора Сергеевича Розова.
– У него был совершенно другой почерк. Мягко, умно, тактично, незаметно для актера он проводил нужную ему линию, выясняя до конца подтексты, вторые планы в роли. Этот молодой человек с прихрамывающей походкой после ранения на фронте буквально влюбил в себя всех актеров. У него была такая замечательная чеховская прозрачная школа! Потом, когда он от нас уехал, бывая в Москве, я каждый раз заходил к нему домой. Как-то в мой приезд Розов встретил меня в Министерстве культуры. Я был удивлен, увидев его там: «Виктор Сергеевич! Что вы здесь делаете?» «Юрочка, каждую пьесу принимают с боем. Невозможно. Я уже измучился. Напишу пьесу – закрывают, и все…» Много для меня как для актера дала работа с другими режиссерами ТЮЗа – Гронским, Бароном…
Прекрасно помнит Юрия Борисовича Померанцева на сцене ТЮЗа Светлана Михайловна Сагалович.
– Юрий Борисович, без сомнения, – актер-легенда. Боже, как была потрясающе тогда поставлена «Снежная королева» в ТЮЗе, как по-настоящему бушевала на сцене пурга! И вот появляется его Ворон со своей знаменитой песенкой: «Я – ворон осторожный, люблю поесть пирожные». Всю жизнь сухощавый, длинноногий, восхитительный… Он уже в этой роли запомнился, а потом от спектакля к спектаклю всё больше притягивал к себе наше внимание. И знаешь, что самое важное? На протяжении стольких десятилетий у него совсем не изменилось отношение к театру! Он сумел сохранить свою актерскую индивидуальность, свое «я». Юрий Борисович – рафинированный интеллигентнейший человек, я бы сказала, фанатик, глубоко преданный театру. Он никогда не мог позволить себе какую-то параллельную халтуру, хотя я никого за халтуру не осуждаю – жизнь такая. И дай ему Бог еще долгих лет!
– Некоторые думают, что играть для детей очень просто, – говорит Юрий Борисович. – Каждый раз, работая над ролью, я старался глубоко войти в образ, занимался разработкой его психологической глубины. ТЮЗ очень дорог мне как театр моей юности.
«…Второй Черкасов родится не скоро, может быть, никогда, – написала Наталия Сац, считавшая Померанцева своим любимым учеником, – но страстью к перевоплощениям, чувством юмора, обаятельной некрасивостью, вернее, полным отсутствием желания красоваться, показать себя, Юра напоминал мне Черкасова. Сколько в совместной работе с ним мы создали интересных, совсем не похожих один на другой образов!»

Театр глазами прессы

«Побег»
Товарищ Саша – так именуется в перечне действующих лиц главный герой спектакля. Но едва он появляется на сцене, по зрительному залу проносится:
– Сталин!
Действительно, в основе пьесы Щеглова «Побег» лежат эпизоды из биографии великого вождя. Не случайно поэтому портретное сходство сценического героя с молодым товарищем Сталиным…
В подготовке побега товарищу Саше помогает крестьянская семья, которая полюбила молодого революционера, поверила в справедливость его дела. Здесь следует отметить удачу артиста Ю. Б. Померанцева в роли крестьянина Антона. Мы видим перерождение этого простого человека, над которым еще властен домостроевский уклад жизни. Мы верим, что Антон не случайно восхищается непреклонностью и мужеством революционеров: он станет борцом за правду.
…Театр реалистически отразил захватывающие эпизоды революционной борьбы, и в этом – успех творческого коллектива. Мы считаем, что каждый комсомольский пропагандист, каждый педагог должен рекомендовать новую постановку ТЮЗа своим слушателям, своим ученикам.
А. Розанов, «Школа мужества», «Ленинская смена», 28 июня 1951 г.

«Хижина дяди Тома»
В пьесе, написанной А. Я. Бруштейн по мотивам романа прогрессивной американской писательницы Г. Бичер-Стоу, показана рабская жизнь негров в США сто лет назад, накануне гражданской войны Севера с Югом. Но жуткие картины прошлого в спектакле как бы подчеркивают язвы современной Америки.
На авансцене развёртывается действие, показывающее сущность пресловутой американской демократии. Негритянка Дороти с дочерью осмелилась поехать на избирательный участок небольшого городка, чтобы использовать право, якобы предоставленное ей американской конституцией. Дороти жестоко поплатилась за это. Фашиствующие хулиганы напали на них и ранили ее дочь… Пока ее спутница Эдит безуспешно пытается ей помочь, Дороти рассказывает дочери о «Хижине дяди Тома», рассказывает, по воле автора пьесы, без слезливой сентиментальности, присущей роману Г. Бичер-Стоу.
Успеху спектакля, его горячему приему зрителями во многом способствует хорошая игра ведущих исполнителей и всего творческого ансамбля.
Талантливо ведет свою роль артист Юрий Померанцев (дядя Том), сдержанными и мягкими красками нарисовавший образ правдивого, честного человека, но, в конечном счете, покорного раба. Недаром презрительная кличка «Дядя Том» даётся передовыми людьми Америки тем, кто предпочитает христианское смирение активной борьбе.
Большое впечатление производит игра исполнительниц женских ролей Т. Кулагиной (Кассия), Л. Кузнецовой (Элиза), Е. Майвиной (Хлоя).
Удачно решив задачи оформления спектакля в целом, художник В. Теляковский сделал декорации для одних картин в скупых, гравюрных тонах (первая и вторая картина), для других – в ярких, разнообразных красках (постоялый дом, дом Бэрда). Однако это не ослабляет общего хорошего впечатления от спектакля.
В. Уральский, «Ленинская смена», 4 февраля 1950 года.

«Всадник, скачущий впереди»
Спектаклем о писателе-большевике Аркадии Гайдаре «Всадник, скачущий впереди» начал свой новый сезон Республиканский театр юного зрителя…
…Зрители не сомневаются в том, что друзья выйдут победителями из самых трудных боев. В этом уверен и сам Гайдар, и друг его детства учитель Карташов (артист Ю. Б. Померанцев). Карташов расходится с Гайдаром во взглядах на воспитание. По его мнению, для того, чтобы из детей выросли хорошие врачи, инженеры, преподаватели, им не обязательно заниматься спортом, готовить себя к борьбе с препятствиями.
– Кого хотите сделать из них вы? – спрашивает Карташов. – Солдат?
Гайдар, уверенный в своих словах, спокойно возражает:
– По-вашему, солдат – это налево, направо, смирно, в атаку марш, а для меня в этом слове все: честность, отвага, любовь к Родине! Я тоже хочу, чтобы наши ребята выросли умелыми, знающими людьми!.. Откройте глаза, Виктор Григорьевич! Посмотрите, что делается в мире! Неужели вы думаете, что у нас нет врагов, что нам никто не завидует?..
Сама жизнь убеждает Карташова в правоте Гайдара. Искания учителя, честное признание им своих ошибок – все это искренне, с большой теплотой передает Ю. Померанцев.
О. Мацкевич, «Ленинская смена», 6 ноября 1951 г.

Добавить комментарий