Get Adobe Flash player
Рубрики
Поделиться

"Программа по обеспечению результативной работой и всеобщая поддержка предпринимательства"

Нас считают
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
«Фэйсбук»
«Фэйсбук»
«Одноклассники»
«Одноклассники»
Белоснежка-ТЮЗ
Белоснежка-ТЮЗ
«Мой мир»
«Мой мир»
«Твиттер»
«Твиттер»
«В контакте»
«В контакте»
«Youtube»
«Youtube»

УНИКАЛЬНАЯ СУДЬБА ВСЕВОЛОДА ТЕЛЯКОВСКОГО. (ТЕАТР. №3, 2014)

????????????????????????????????????

Сырлыбаева Г.Н. Уникальная судьба Всеволода Теляковского. Театр. №3, 2014, с. 85-90

Галина Сырлыбаева,  руководитель центра классического зарубежного искусства ГМИ РК им. А. Кастеева, член  Союза художников РК,  Член Международной ассоциации художественных критиков AICA    

В феврале 2014 года исполнилось 120 лет со дня рождения Всеволода Владимировича Теляковского (1894-1963), Заслуженного деятеля искусств Казахской ССР.  Этому событию посвящена первая персональная выставка художника, организованная ГМИ РК им. А. Кастеева.

Более 25 лет художник жил и работал в Казахстане. И, безусловно, роль нашей республики в сохранении памяти о людях работавших здесь и внесших вклад в развитие искусства, велика.

Личность Теляковского уникальна. Впитав с ранней юности традиции русского искусства рубежа веков, так называемого Серебряного века, находясь в атмосфере новейших достижений в развитии русского музыкального и драматического театров, общаясь с крупнейшими представителями русской культуры, в 1950-е годы он оказался вовлеченным и в формирование национальной школы изобразительного искусства. Стал одним из первых, обратившихся к культурному наследию казахского народа – национальному эпосу, внес большой вклад в развитие театрально-декорационного искусства  Казахстана.

Всеволод Теляковский родился 12 февраля (по старому стилю) 1894 года в Санкт-Петербурге в семье офицера (с 1897 – полковника) Лейб-гвардии Конного полка  Владимира Аркадьевича Теляковского, ставшего вскоре сначала управляющим Московской конторой Императорских театров – Большого и Малого, а в последствии  и директором Императорских театров.  Отец страстно увлекался музыкой с раннего детства. Окончил музыкальную школу, затем занимался у композитора А.К. Лядова. В доме часто бывали художники, музыканты.  Мать Всеволода – Гурли Логиновну, урожденную Миллер, в первом браке баронессу Фелейзен, также окружала творческая атмосфера в семье.  Ее дядя – Миллер Фердинанд Логинович (1832-1890), был академиком архитектуры, автором многочисленных построек в эклектическом стиле, имевшем широкое распространение во второй половине XIX века в России.  Сама Гурли Логиновна, как художница-любительница, занималась живописью и немало поспособствовала развитию интереса к искусству у Всеволода.     Не имея художественного образования, она помогала А. Головину и К. Коровину в оформлении различных музыкальных спектаклей.     В семье Теляковских были еще дети: старший – Вячеслав, младшая –   Ирина, но только Всеволод стал художником.

Его первыми учителями были К. Коровин и А. Головин.  Именно по их совету   Всеволод стал заниматься искусством профессионально: «Когда встал вопрос о моем художественном образовании, то он (Коровин – авт.) первый, как и Головин, настаивали на отправке меня в Париж, очень отрицательно относясь к современной Академии художеств в Петербурге».

После окончания гимназии в 1912 году Всеволод уезжает учиться живописи во Францию в Академию Ронсона, где поступает в класс Мориса Дени и Феликса Валлоттона.

С началом Первой мировой войны Всеволод Теляковский вынужден был покинуть Париж, не завершив художественного образования.  Осенью 1918 года появилась возможность работать в театре – Всеволод поступает  в Академический театр оперы и балета им. Кирова в Ленинграде в качестве художника-помощника  к своему учителю академику А.Я. Головину. В 1927 году попадает под сокращение. С творческой работой становится все сложнее. Работает по разовым договорам в различных учреждениях.

День 1 декабря 1934 года стал роковым для семьи Теляковских, как и для многих тысяч других петербуржцев. Был убит Киров. И как реакция на это событие – массовые репрессии по отношению к «бывшим» – дворянам, творческой интеллигенции, военным, служителям культа. Уже с января 1935 года начинается действие так называемого «Кировского потока», в результате которого только за первую половину 1935 года из Ленинграда было выслано более 35 тысяч человек. Всеволод Теляковский был осужден 7 марта, а уже 13 марта (!) отправлен в ссылку в Казахстан. Первоначальное место жительства – Атбасар, край суровый по своим климатическим условиям, малонаселенный.  Так  в возрасте сорока одного года началась другая жизнь Теляковского и новый этап творчества, связанный с Казахстаном, продлившийся более 25 лет.

В Алма-Ате с 1934 году начинается организация театра оперы и балета, который назывался в то время Государственный объединенный театр казахской и русской оперы и балета. Теляковского переводят ненадолго в столицу. В соответствии с приказом  №10 по Управлению Казгосмузтеатра от 1936 года с 21 января В.В. Теляковского зачисляют в этот театр на должность художника.  Здесь он проработал до 1938 года.

Документальных свидетельств о деятельности Вс. Теляковского в эти годы  очень мало, да это и понятно. Но даже равнодушные фразы административных приказов передают отношение художника к своей работе. Уже в первый год службы в театре дирекция объявила благодарность Теляковскому В.В. «за исключительное отношение к делу, ибо будучи больным, он все же принимал непосредственное участие в работе по оформлению новых оперных постановок».

В частности, в этот период он работал над  художественным оформлением оперы «Пиковая дама» (1937), постановка которой была возобновлена с небольшими изменениями в 1945 году. В ГМИ РК им. А. Кастеева представлены лишь два эскиза декораций к этому спектаклю. Они считаются наиболее ранними работами, сохранившимися до наших дней. Основной эмоциональный лейтмотив декораций – торжественность, монументальность, значительность, масштабность, передающие пафос пушкинской эпохи, будь то спальня графини или зал для бала.

Главный, самый распространенный принцип организации пространства декорации, используемый Теляковским и в других постановках, принцип симметричного построения с выделением центрального объекта.   В эскизе «Спальня графини» таким приковывающим к себе внимание объектом, становится изображенная в глубине декорации величественная кровать графини, сверкающая в полумраке интерьера приглушенной позолотой. Господствуют вертикальные линии – колонны, высокие окна, формат портрета графини, висящего над камином.    Конструктивно сложно решенный потолок с нависающими драпировками перекликается с балдахином над кроватью, являясь как бы его продолжением. Сумрак, зловещие тени, царящие в спальне, поддержанные холодными синими и фиолетовыми оттенками акварели с вспышками позолоты в разных частях интерьера, создают ощущение таинственности, загадочности, что в конечном счете отражает общую атмосферу мистического звучания всего пушкинского произведения.

По сравнению с темным и пугающим «миром» спальни, декорация к сцене «Бал» искрится ярким золотым светом, исходящим от зажженных свечей, многоразово отраженных в высоких зеркалах в золоченых рамах. Тема вертикальных линий продолжена художником и здесь. Динамичность пространству придает барочный орнамент, мелкими завитками «разбежавшийся» по предметам интерьера,  крупным модулем украсивший в центральной части декорации парадный вход в зал, превратив его в некий торжественный портал. Но и здесь тема драматической развязки сюжета кроется в цветовом оформлении сцены, построенном на контрасте освещенных и глубоко затененных – до черноты, участков декорации.

В 1938 году Вс. Теляковского переводят в Актюбинск и назначают главным художником местного музыкально-драматического театра, который также был организован совсем недавно, в 1935 году на базе драмкружка при клубе железнодорожников. Именно здесь он начинает активно приобщаться к казахской народной культуре, оформляя спектакли по национальной тематике – «Айман-Шолпан» М. Ауэзова, «Кыз-Жибек» и «Жалбыр» Е. Брусиловского, «Козы-Корпеш и Баян-Слу» Г. Мусрепова, «Енлик-Кебек» М. Ауэзова. Эскизы декораций и костюмов к этим ранним постановкам Теляковского сохранились в Москве – в Государственном центральном Театральном музее им. А.А. Бахрушина (ГЦТМ). В частности там представлены эскизы, связанные с постановкой «Исатай и Махамбет» М. Ахинжалова, «Кыз-Жибек» на либретто Г. Мусрепова.

Но уже в августе 1941 года он вновь возвращается в Алма-Ату и начинает работать в том же оперном театре, который стал называться Государственный академический театр оперы и балета. В общей сложности, в этом театре художник проработал практически семь лет, в большинстве случаев оформляя оперы, которые ставил Заслуженный артист Казахской ССР Коробов. Между режиссером и художников сложился прочный творческий союз, основанный на полном взаимопонимании. Коробов воспитывался на постановках Большого театра, которые часто видел в Москве в молодые годы. Как любитель живописи, он более тонко ощущал и понимал художника и его интересы. Сам Теляковский особенно высоко ценил декорации к балету «Лебединое озеро» в постановке Заслуженного артиста РСФСР балетмейстера Л. Жукова. За годы работы в театре им были созданы декорации к операм «Пиковая дама», «Снегурочка», «Евгений Онегин», «Фауст», «Паяцы», «Травиата», «Севильский цирюльник» – всего около 20 спектаклей.

Следующая страница творчества Вс. Теляковского связана с работой в новом Театре юного зрителя, организатором которого в Алма-Ате была Наталья Ильинична Сац, с 1943 года оказавшаяся в Алма-Ате, как лишенная права после ссылки проживать и работать в Москве. Постановление об организации нового театра выходит в 1944 году. И уже 7 ноября 1945 года спектаклем «Красная шапочка» ознаменовалось его открытие.  А с февраля 1946 года Теляковского зачисляют в штат театра в качестве главного художника, в котором он проработал практически 10 лет до выхода на пенсию в 1956 году.     В ТЮЗе им были оформлены более пятидесяти пяти спектаклей, почти весь репертуар, среди которых «Снежная королева», «Два капитана» «Я хочу домой», «Три мушкетера», «Аттестат зрелости», «Алтын-сака» и многое другое. Работа в ТЮЗе привлекала Теляковского разнообразием репертуара, что давало возможность для более разносторонней реализации своего художественного дарования. А обращение к сказочном тематике не ограничивало творческую фантазию.

Свои воспоминания о Теляковском оставил Б.К. Кундакбайулы, доктор искусствоведения, профессор, некоторое время работавший вместе с художником в ТЮЗе в 1950-х годах: «…обращались к нему художники казахского академического драматического театра и оперного театра. И всех поражали его глубокие знания, он никогда не ограничивался только театральной живописью. Казалось, он знает буквально все». «Теляковский никогда не пропускал спектакли. Он всегда присутствовал на сдаче спектакля. Обычно он любил сидеть на седьмом-восьмом ряду. Сидел и внимательно следил за постановкой. Иногда вытаскивал блокнот и что-то записывал». «Театральная живопись В. Теляковского – это особый мир, богатейшая кладовая образов, идей, культурных знаний».

Работа в ТЮЗе, пожалуй, самый плодотворный период в театральной деятельности Всеволода Владимировича.

В 1952 году была осуществлена постановка сказки «Аленький цветочек». В спектакле принимали участие ведущие актеры того времени – Г. Кузьменков, Т. Кулагина, Л. Игнатова и др. Сохранились лишь эскизы костюмов к спектаклю. Каждый лист построен по принципу взаимодействия двух персонажей, между которыми уже изобразительными средствами разыгрывается эмоционально-психологический диалог. Художник уделяет внимание не только костюму, но и передает характерные жесты героев, как правило, эмоционально-выразительную мимику лица, возрастные особенности, пластику движений. Каждый эскиз – миниатюра со своим сюжетом, характером, настроением.

В 1940-1950-е годы многие театры для детей в стране ставили спектакль «Кикила Храбрый» грузинских авторов Г Нахуцришвили и В. Гамрекели. Смех, шутки, народный юмор в пьесе, написанной по мотивам грузинских сказок, обеспечили ей большую популярность. Обратились к этому яркому сюжету и в алматинском ТЮЗе. Постановка осуществлялась казахской труппой. В спектакле принимали участие Касымов, Шарипов, Умурзаков, Кожабеков, Ахметов, Косубаева и др. Для Теляковского это была новая задача – воплотить темпераментный характер грузинского народа, передать особенности национального костюма. Цвет художник использовал строгий, сдержанный с преобладанием черного, коричневого, серого, без ярких вспышек, как того и требовала  традиция кавказского мужского костюма.

Ярким событием для театральной жизни Алма-Аты 1950-х был тюзовский спектакль «Принц и нищий», в котором были заняты П. Поторока, О. Решетниченко, Я. Муратов, Е. Золотова, Т. Кулагина, Г. Кузьменков, Л. Боксерман, С. Иванов. Сюжет, который разворачивается в Лондоне XVI столетия, дал возможность художнику блистательно продемонстрировать свои познания в области исторического костюма, такого сложного и по своим конструктивным особенностям,  и по обильности декоративных деталей, требующих от автора точности  и виртуозности в исполнении.   В этой серии театральных рисунков каждый персонаж говорит сам за себя, это уже сольные художественные номера. В образе нищей девочки – чувство собственного достоинства, независимость, умение постоять за себя, выраженные и в ее позе, и в ее взгляде. В фигуре пажа – надменность, высокомерие, изысканность позы, утонченность жеста. Часто рисунки содержат дополнительные поясняющие надписи: казначей – облезлый, седой; первый лорд – светлый шатен.

Живописный дар художника проявился в эскизах декораций. Сказались уроки его учителей, которые в первую очередь также были живописцами.  Эскизы декораций к пьесе-сказке К. Сатыбалдина «Аягоз-Ару» (1958) написаны уже не акварелью, а маслом. Это придает им большую эмоциональную напряженность.   «Ханский дворец» решен на столкновении пылающего красного и сверкающего золотого, оттененных голубовато-серым.   Построение декорации традиционно симметрично: в центре под балдахином на возвышении трон хана. Взгляд к нему ведет узорчатый ковер, переходящий в красную дорожку на ступеньках. Борьба света и тьмы – в другой декорации к этому же спектаклю – «Ханская ставка»: ярко освещенный «пламенеющий» красный шатер, под пологом которого безутешно горюет девушка и царство тьмы и мрака, обступившие убежище Аягоз – неприступные скалы, в рельефном рисунке которых угадываются лики каменных духов. Тусклый свет луны в глубине перекликается  с ярко горящим факелом на первом плане, расставляя пространственные  акценты.

Коллектив ТЮЗа всегда стремился идти в ногу со временем, часто обращаясь к современным пьесам. Л. Малюгин написал свой первый сценарий «Старые друзья» в 1944 году. Его премьера состоялась в Москве в Театре им. М.Н. Ермоловой в 1946-м и сразу стала событием в театральной жизни страны. Сюжет основан на судьбах молодых людей, окончивших одну из ленинградских школ в июне 1941-го. В пьесе автор прослеживал становление характеров героев на протяжении всех военных лет. На глазах у зрителя они проходили суровую проверку на зрелость, дружбу, верность – главные качества каждого настоящего человека. В 1947 году началась работа над постановкой этого спектакля и на сцене Театра для детей и юношества в Алма-Ате. Сохранилось пару эскизов декораций к этому спектаклю в исполнении Всеволода Теляковского. Они воспроизводят практически один и тот же интерьер квартиры, центральную часть которой занимает огромное окно. За ним видится фрагмент реки Невы и силуэт одной из четырех групп укротителей коней П. Клодта на Аничковом мосту в Ленинграде.  Художнику, как истинному петербуржцу, было важно, хотя бы намеком через популярный, известный символ, дать  образ своего родного города, в котором он так давно не был.

Всеволод Теляковский был членом Союза художников Казахской ССР, неоднократно награждался грамотами областного отдела искусств и Президиума Верховного Совета Казахской ССР, еще до реабилитации, в 1940-е годы. В 1956 году за выдающиеся заслуги ему было присвоено звание Заслуженного деятеля искусств Казахской ССР.

В 1950-е годы только начала формироваться национальная профессиональная школа изобразительного искусства республики. Оказавшись непосредственным участником создания ведущих театров Казахстана, художник внес неоценимый  вклад в становление и развитие художественных традиций в области театрально-декорационного искусства. У него не было непосредственных последователей и учеников. Но он был представителем русской культуры, носителем ее высочайших традиций в новом идеологическом и географическом пространстве, тем самым приобщая молодое казахстанское искусство к мировому наследию.

Судьба Всеволода Владимировича Теляковского сложилась далеко не так, как он задумывал ее сам. Но и в этих обстоятельствах художник сумел сохранить себя как личность и остался верен своему пути – пути труженика, творца и созидателя.

 

Добавить комментарий