Get Adobe Flash player
Новости
Новости

Новости ТЮЗа им.Н.Сац

Рубрики
Поделиться
Новости
Новости

Новости Министерства культуры и спорта Казахстана

Электронные государственные услуги

"Программа по обеспечению результативной работой и всеобщая поддержка предпринимательства"

Нас считают
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
«Фэйсбук»
«Фэйсбук»
«Одноклассники»
«Одноклассники»
Белоснежка-ТЮЗ
Белоснежка-ТЮЗ
«Мой мир»
«Мой мир»
«Твиттер»
«Твиттер»
«В контакте»
«В контакте»
«Youtube»
«Youtube»

Предназначение театра  – строительство души…

 ng-portretСегодняшний наш собеседник – директор Государственного академического русского театра для детей и юношества Казахстана им. Н.Сац Н. Г. Горобец. За заслуги в области культуры и искусства она награждена орденом «Курмет» и знаком «Мјдениет ќайраткері».

В ТЮЗе директором Надежда Григорьевна работает уже 10 лет, хотя стаж работы в сфере  культуры у нее огромный. Так, работая в течение семи лет в Министерстве культуры РК,  она принимала активное участие в создании первого Закона о культуре Республики Казахстан, разрабатывала основополагающие документы в области культуры.

Именно с приходом в ТЮЗ Н. Г. Горобец  театр  стал по настоящему  детским театром. В нем появилось много интересных детских и юношеских спектаклей, зал всегда полон зрителей. Не обделяет своим вниманием русский  детский театр и пресса… Информацию о новинках театра, а порою аналитические статьи, посвященные спектаклям, мы можем часто видеть на страницах газет «Казахстанская правда», «Вечерний Алматы», «Литер», «Новое поколение», других изданий.

Словом, с Надеждой Григорьевной было, о чем поговорить.

— Надежда Григорьевна, как вообще становятся директором театра? Наверняка это не было вашей мечтой с детства? 

– Мое детство совпало со временем, когда никто не мечтал стать начальником. Мы грезили о романтических  профессиях, которые требовали от человека максимальных усилий, реализации своих способностей, предполагали  общественный результат. Кто-то мечтал стать космонавтом, кто-то конструктором, врачом, а я мечтала стать геологом.  В Караганде при геологоуправлении был замечательный музей, и мы, дети, очень любили там бывать, слушать рассказы геологов. Нам казалось, что эта профессия позволяет увидеть мир, совершить какие- то невероятные открытия.  Собственно,  наверное, это так и есть, профессия  ничего этого не растеряла за прошедшие годы. Просто я потом увлеклась литературой, окончила филологический факультет и семь лет проработала журналистом в государственной системе научно-технической информации. И уже не геологом, а журналистом объездила страну, познакомилась  со многими интересными людьми, которые были одержимы новыми изобретениями на грани фантастики. Время было замечательное, этот опыт очень помогал мне в жизни и помогает сейчас. Все-таки главное, чему я научилась – это умение находить в информационном потоке рациональное зерно, а скорее  «предчувствовать» его эффективность и, конечно, умение общаться с людьми.

– А потом? Как «дошли» до театра?

– Потом я работала в партийных органах, курировала культуру, образование и науку. В годы перестройки меня пригласили в Государственный антимонопольный комитет, который тогда создавался с нуля, и мое умение находить нужную информацию и работать с ней очень пригодилось. Мы разрабатывали государственные программы  поддержки малого и среднего бизнеса, подготовки кадров  для рыночной экономики. В итоге, в Министерство культуры меня пригласили заведовать отделом инноваций и приватизации. И затем много лет я руководила информационно – аналитическим отделом Министерства, затем Комитета культуры. Все проекты стратегических концепций развития культуры, первый закон о культуре были разработаны не без нашего участия. И наконец, я – один из авторов Концепции поддержки и развития театральной деятельности в Казахстане. Наверное, все-таки, в театре я оказалась не случайно.

–  Самое яркое театральное впечатление вашего детства.

– До сих пор помню спектакль театра им. С. Сейфуллина «Козы Корпеш и Баян Слу» – музыкальный, красивый, поставленный на одном дыхании, там были заняты очень интересные артисты. Я, честно говоря, до сих пор вынашиваю мечту, чтобы и в нашем ТЮЗе такой спектакль был поставлен для молодежи…

– А сами вы в детстве участвовали в театральных представлениях?

–  Ну как без этого! Читала стихи со сцены, организовывала дворовый театр, кукольный театр в школе. Даже роль Татьяны Лариной в школьном театре сыграла. Но с актерской профессией я себя никогда не связывала. Просто я и сейчас убеждена, что умение художественно читать талантливую прозу и поэзию помогает нам  постичь самые  тонкие нюансы авторских чувств и оценок. Поэтому я начала с того, что возродила детский театральный кружок при нашем театре.  Пусть дети приходят в театр!

– Таким образом,  между театром и кино вы однозначно выбираете театр?

– Да, театр. Хотя если бы вы задали мне этот вопрос  лет 20-30 назад, я бы затруднилась с ответом. Наш кинематограф в те времена  создавал шедевры, которые брали за душу. Сегодня же кино больше ушло в развлекательный жанр, или, я бы так сказала: в жанр, который работает на поражение. Поражение нервной системы, эмоционального настроя. Человек возбуждается, но это возбуждение никак не связано с катарсисом…  И я  не удивляюсь, почему сегодня в кинотеатрах принято жевать. Наверное, такие фильмы только так и можно смотреть. Мы же, когда шли в кино, ожидали праздника, и мы его получали. В кино было, что осмысливать! Сегодня же осмысливать в кино абсолютно нечего.

— А детский театр  актуален сегодня? Некоторые бывшие ТЮЗы на территории СНГ стали молодежными театрами. Может, это веление времени?

— Очень актуален. Думаю, нам очень повезло, что в свое время родилась Наталия Ильинична Сац, которая придумала и создала детский театр. А некоторые детские театры становятся молодежными, потому что в них приходят люди, которым хочется реализовать себя в интересных постановках, а такие постановки в их понимании связаны со взрослыми текстами. Настоящий детский театр – это союз художников и педагогов.  И если такое есть, театр существует и он необходим. Если нет, реанимировать его невозможно.

— Словом, вы за ТЮЗы?

— Да, конечно. Нам очень повезло, что мы практически 10 лет работаем одной командой. Мы хотим, чтобы наш  театр приносил пользу, чтобы вокруг него концентрировались люди, которым не безразлично, каким вырастет наше будущее поколение. Стараемся предложить детям альтернативу тем развлечениям, которые существуют вокруг.  А театр ведь не  только развлекает, но и воспитывает. Формирует душу ребенка, я бы сказала. Ребенок должен учиться дружить, любить, сострадать. Он смотрит на сцену и проживает вместе с героем определенную жизненную ситуацию. И получает опыт. Причем он ему не навязан, не продиктован менторским тоном… Переживая вместе с героем, ребенок учится сочувствовать окружающим его людям. Поэтому детский театр никак нельзя вычеркнуть из нашего общего театрального пространства. Он воспитывает зрителя, который приходит потом в театр навсегда. И становится  театралом на всю жизнь.

Мы хотим, чтобы  наш ТЮЗ сыграл такую же роль в жизни наших зрителей, как ТЮЗ 40-х 50-х, 60-х, 70-х годов. Бывшие тюзовцы, или, как они себя называли, тюзяне, так прекрасно вспоминают о театре. Об этом, Людмила Борисовна,  вы хорошо пишете в своей книге «Я родом из ТЮЗа», посвященной истории нашего театра. Очень хочется, чтобы любовь к ТЮЗу пронесли через всю свою жизнь и сегодняшние наши юные зрители.

– Заслуженная артистка  РК  Татьяна Банченко сказала в одной книге: «Я ушла из ТЮЗа, потому что мне хотелось играть серьезные психологические роли». Это так? Тюз – не для серьезных ролей?

– Дело в том, что мы все очень разные. Каждый из нас к чему-то внутри не готов. И сейчас от нас иногда уходят хорошие артисты с такой же формулировкой. Им хочется реализовать себя во взрослом театре. Осуждать за это человека никак нельзя. Просто он не тюзовец в душе. У нас много актеров, которые остались  в ТЮЗе на всю жизнь, хотя их с удовольствием бы взяли и во взрослый театр. Это заслуженные артистки РК Татьяна Николаевна Тарская, Валерия Георгиевна Крымская, засл.деятель РК Герман Михайлович Богданов, Любовь Ивановна Бойченко. Им у нас интересно, они все роли играют замечательно. В ТЮЗе, на мой взгляд, наоборот, более тонкая организация психологической роли, чем во взрослом драматическом театре… В общем,   каждый человек в итоге оказывается на своем месте. Кто-то во взрослом драматическом театре, а кто-то всю жизнь очень талантливо работает в детском театре.

– Чем, например,  «Гарольд и Мод» с Татьяной Николаевной Тарской  – не серьезный психологический спектакль? А постановка Султана Усманова  «Тряпичная кукла»?

– А «Ромео и Джульетта»? Это тоже очень непростой спектакль. А «Белое облако Чингисхана»? Сыграть айматовскую прозу очень сложно. Не хочется говорить банальную фразу, что для детей играть сложнее, чем для взрослых. Ребенок чувствует эмоциональную атмосферу, ловит ее. Если он уловил фальшь, то дальше можно уже не играть. Никакими яркими костюмами внимание ребенка уже не удержишь.

–  Большую роль в приобщении детей к театру играют  школьные учителя. Вы довольны сегодня вашим содружеством с педагогами?

– Говорить о том, что мы полностью выстроили отношения со школьными учителями, я не могу. Хотя прогресс здесь есть. Мы стали проводить диалоги с ними, организовывать «круглые столы». Вся эта работа дает свой результат. Мы становимся ближе друг к другу, знаем даже уровень интереса к театру каждой школы. Либо это просто запланированное мероприятие, либо интерес к новым постановкам, новым ролям наших артистов. Дети рисуют театральные афиши, пишут сочинения, посвященные спектаклям. Хотя жаль, что спад интереса к театральному искусству в наших школах все же присутствует. Не во всех школах сохранились театральные студии, кружки, которые были популярны в прошлые времена.

– В середине 60-х годов  по всей Алма-Ате, помню, гремела театральная студия «Галерка», руководил который актер театра им. Лермонтова Анатолий Тарасов. Помню, к нам в город приехал секретарь ЦК ВЛКСМ из Москвы и пришел на спектакль этой студии. Это было событие!   До сих пор питомцев «Галерки» можно обнаружить на просторах СНГ.

– Тем не менее, наш первый тюзовский фестиваль школьных и студенческих театров «Солнечный круг» недавно, в ноябре, состоялся, мы сделали первый шаг к тому, чтобы школы стали нашими надежными союзниками.

– А что бы вы назвали главной задачей проведения фестиваля «Солнечный круг»?

– Думаю, пробуждение  у детей интереса к театру и к нашему театру в частности. Ребенок не должен замыкаться в рамках кружка только при своей школе. Он должен ходить в театр и смотреть, как работают профессионалы. Дети — участники фестиваля – были счастливы, когда выступали на сцене нашего ТЮЗа, получали премии, призы. Понятно, не все эти  мальчишки и девчонки   станут в будущем актерами, но они получат, играя в спектаклях, такой  эмоциональный, творческий заряд,  который их будет заряжать всю жизнь. Побежденных на нашем фестивале  не было. Все победители!

– Какой, на ваш взгляд, идеальный зритель театра? Мне кажется, девочкой я была идеальным зрителем. Помню, в 9-м классе  писала в своем дневнике: «Сегодня я проснулась счастливая. Вечером я иду в ТЮЗ на «Маскарад»!  Я знала  наизусть всех актеров, по нескольку раз ходила на спектакли…  Хранила все тюзовские программки – до сих пор они у меня хранятся.

– Я думаю, идеальный зритель – это  человек с живыми эмоциями, которому все интересно. И неважно, на удачный он пришел  спектакль или не очень. Идеальный зритель живет вместе со сценой. Он знает все наши спектакли, радуется нашим успехам и искренне переживает, когда у нас что-то не получается.  Словом, он любит театр всеми силами души своей, как писал В.Г. Белинский.

– А как вы относитесь к культпоходам детей в театр?

– Положительно. Коллективный поход всегда сплачивает детей.  Это совсем не заполнение зала официальным порядком. Поход в театр – очень хорошее воспитательное мероприятие. Дети вместе пришли в театр, посмотрели спектакль, им есть, о чем поговорить. У них появляются общие интересы. Кроме того, не всегда родители хотят или могут привести детей в театр. А когда ребенок идет с классом, в любом случае он получает представление о театре.

– Хотя, если дети идут в театр коллективно, они, как правило, ведут себя шумно, стараются друг перед другом себя показать…

– Здесь велика роль педагога, которому перед посещением театра обязательно надо побеседовать с детьми.  Есть школьники, которые великолепно ведут себя в театре. Они точно знают, что пришли в театр и как в нем надо себя вести. Но  даже если в свой первый поход в театр дети ведут себя не слишком дисциплинированно, так скажем, то после визита в театр  во второй, третий, четвертый раз они постепенно впитывают в себя эстетику посещения театра и это хорошо.

 – Театр может уже похвалиться, что воспитал своего зрителя? 

– Я недавно сидела на нашем вечернем спектакле «Игра»,  где было много школьников, и поняла, что да:  наш театр воспитал своего зрителя. Наш зритель хорошо воспринимает все, что происходит на сцене. И даже если ребенок во время спектакля делится с соседом своими впечатлениями – мы иногда прислушиваемся к таким разговорам – то на тему спектакля. У нас почти не звонят сотовые телефоны.

– Хотелось бы поговорить по поводу телевидения. К сожалению, я не вижу у работников нашего ТВ большого интереса к театру. Они практически  не ходят премьеры, не приглашают  актеров в студию, чтобы  побеседовать с ними.  Недавно разговаривала с одним из них. Он сказал: «К сожалению, рейтинг театральных, культурных передач невелик, зрителям больше интересны, например,  преступления, убийства. А рейтинг для телеканалов, особенно частных, самое главное». Грустно… Остается с завистью смотреть российские программы – там театр любят.

– Вот создали канал культуры «Мадениет». Там уже и  «круглые столы» проводят.  Но в то же время — это  неинтересно. Нет и никакого резонанса. Все зависит от личности журналиста, который пытается увидеть личность в актере, которого он приглашает.

– А есть «голубая мечта» у директора театра?

– Есть, конечно. Я мечтаю о том,  чтобы у нас было такое же здание, как у первого ТЮЗа  в Казахстане, в котором начинала работать еще Наталия Ильинична Сац. (Помните сгоревшее здание на углу пр. Абылай хана и Кабанбай батыра?) У нас сейчас неплохое здание, грех жаловаться, но мы хотим иметь  Идеальный Театр.  Знаменитую фразу Станиславского о том,  что театр начинается с вешалки, для детей нужно возвести в квадрат. У Сац он так и начинался…

– Да, похоже, это действительно голубая мечта. Хотелось бы, чтобы и к центру театр был поближе… Детям по вечерам в микрорайон сложно ездить… Неужели в центре города нет здания, которое можно было бы перестроить под уютный, удобный детский театр?

– Увы, в городе нет свободных зданий. Когда театру выделяли здание по поручению Президента, обошли весь город. Уже в то время отдельные Дворцы культуры были перестроены, кому-то проданы. Здание Дворца культуры АХБК, в котором мы сейчас находимся, было единственное, которое не пострадало. Еще было здание АРО. Я тогда работала в Министерстве и выступала за АРО. 400 зрительных мест – предел для детского театра. Но, увы, не состоялось…

– Говорят, коллектив театра – это семья, единая команда…

– У нас очень хороший коллектив. Я всех наших актеров, режиссеров, художников, людей всех специальностей очень люблю и горжусь ими. Коллектив талантливый. Все это отмечают. Прекрасно, что у наших актеров горят глаза. Мне кажется, наши артисты полностью выкладываются перед каждым ребенком. Они умеют петь, танцевать, еще  и  акробаты к тому же…  С удовольствием играют и в детских, и во взрослых спектаклях. Им все интересно. Такие актеры и должны работать в ТЮЗе. Любой театр живет только тогда, когда в нем есть группа единомышленников.

– Интересно, выпускники школ сейчас стремятся в актеры или больше в экономисты, юристы, чиновники, на худой конец,  в шоу-бизнес?

– Конкурс в театральных вузах есть, но, наверное, все же не такой, как раньше.  Может и поэтому мы проводили фестиваль «Солнечный круг»:  чтобы ребята как можно раньше определились с профессией. Действительно, нередко в театральные вузы поступают  абитуриенты, которые хотят работать в шоу-бизнесе. Они не связывают себя с профессией актера драматического театра, их привлекает внешняя слава, красивая жизнь, как им кажется. Поэтому некоторые из них не приходят сразу в театр. Они ходят на разные  пробы, где можно прославиться немедленно. К сожалению, в таких поисках актеры зачастую теряют себя в профессии. Актер – это носитель культуры, языка, определенной культуры…

– Слово директор – мужского рода…

– Иногда об этом задумываешься. Мы вот сейчас с вами говорим о красивых, творческих  моментах. Но театр находится в здании, в котором есть отопление, электричество, есть трубы, которые периодически летят. И  всем этим надо заниматься, общаться с людьми разных профессий, которые не всегда обучены русскому литературному языку. С чиновниками тоже приходится общаться, доказывать им важность детского театра. Это колоссальное эмоциональное, даже физическое напряжение. Поэтому директор на 70 процентов это, все же, наверное, мужской род…

– Самая большая радость и самое большое огорчение?

– Я по жизни оптимист. Бывают огорчения, конечно, но я верю, что за поворотом  меня всегда ждет «белая полоса». Мне в свое время понравились слова Зураба Церетели, который сказал: «Я встаю утром, красиво вижу мир  и начинаю творить». Так вот я тоже  встаю утром, красиво вижу мир и начинаю жить и работать.

– У вас есть пожелания прессе, которая пишет про ваш театр?

– Приходите в театр и вы получите у нас колоссальный эмоциональный заряд для того, чтобы потом  делать и другие материалы тоже. Что касается статей, рецензий, я бы пожелала им больше глубины,  а журналистам –   больше возможностей для публикации своих мыслей, свободы в подготовке материалов, что не всегда от них зависит.  Я верю, что журналисту, который приходит к нам в театр, есть, что сказать.

– Какое, на ваш взгляд, предназначение театра?

Строительство души.

–  Счастье – это когда тебя понимают?

–  Да. Когда человек, который у меня работает, знает, что я его постараюсь понять максимально, тогда ему и работать будет комфортно, и он больше сделает для театра. Хотелось бы, чтобы директор театра, как говорили в недавнем советском прошлом, был для актеров «друг, товарищ и брат…»

– Без чего жить не можете?

– Без своей семьи и без работы.

– Ваш жизненный девиз.

– Никогда не сдаваться!

– Наступивший 2014 год, как известно,  год синей деревянной лошади. Я прочла в Интернете, что этот год будет очень удачным для творческих людей.  Лошадь по своей природе жизнерадостна, оптимистична, любит ширь, простор, многолюдные зрелища, развлечения. Накануне Нового года, чтобы он был удачным,  даже рекомендовалось  сходить в театр. Так что, как сказал поэт, «время все-таки работает на нас»…  С Новым годом Вас, Надежда Григорьевна! Творческих успехов Вам и нашему любимому театру!

– И вас с Новым годом, а также всех тюзовцев и тюзян, актеров, режиссеров, зрителей, всех любителей театра! Приходите к нам, мы всегда вас ждем!

Журнал «Аружан», февраль 2014 г.

Дайджест прессы

ВЕРИТЬ В БУДУЩЕЕ СТРАНЫ («КАЗАХСТАНСКАЯ ПРАВДА»)

ТЕАТР НА ПЕРЕКРЕСТКЕ ВРЕМЕН («КАЗАХСТАНСКАЯ ПРАВДА»)

ПУЛЬС СЦЕНЫ («НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ»)

НАДЕЖДА ГОРОБЕЦ. КУДА ДВИЖЕТСЯ СОВРЕМЕННЫЙ ТЕАТР («КУРСИВ»)

НАШИМ ТЕАТРАМ НУЖНО РИСКОВАТЬ («ЛИТЕР»)

БИТВА ЗА ЮНОГО ЗРИТЕЛЯ («НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ»)

НАДЕЖДА ГОРОБЕЦ: «МОЛОДЕЖЬ НЕ ПОУМНЕЕТ БЕЗ НАШЕГО УЧАСТИЯ»

КУЛЬТУРА КАК ГЕНЕТИЧЕСКИЙ КОД НАЦИИ («КАЗАХСТАНСКАЯ ПРАВДА»)

НАДЕЖДА ГОРОБЕЦ: КАЗАХСТАН ДОЛЖЕН СТАТЬ ЧАСТЬЮ МИРОВОГО КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

КРАХ ТЕАТРАМ РК СУЛИТ ИХ ПЕРЕВОД НА СОДЕРЖАНИЕ МЕСТНЫХ ВЛАСТЕЙ

ЗА КУЛИСАМИ ТЕАТРА «ВЕЧЕРНИЙ АЛМАТЫ»

ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА – ВОСПИТАНИЕ ГРАЖДАНИНА И ПАТРИОТА

ТЕАТР ПРИВИВАЕТ ВКУС («КАЗАХСТАНСКАЯ ПРАВДА»

Наш видеозал

ФЕСТИВАЛЬ «СОЛНЕЧНЫЙ КРУГ».ВЫСТУПАЕТ ДИРЕКТОР ТЕАТРА НАДЕЖДА ГОРОБЕЦ.

НАДЕЖДА ГОРОБЕЦ, ДИРЕКТОР ТЮЗ ИМ. Н.САЦ: «МЫ ФОРМИРУЕМ У ЗРИТЕЛЯ ИНТЕРЕС К ТЕАТРУ»

КОНЦЕПЦИЯ КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ ПРЕДСТАВЛЕНА НА СУД ОБЩЕСТВЕННОСТИ

Добавить комментарий