Get Adobe Flash player
Рубрики
Поделиться
Электронные государственные услуги

"Программа по обеспечению результативной работой и всеобщая поддержка предпринимательства"

Нас считают
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
«Фэйсбук»
«Фэйсбук»
«Одноклассники»
«Одноклассники»
Белоснежка-ТЮЗ
Белоснежка-ТЮЗ
«Мой мир»
«Мой мир»
«Твиттер»
«Твиттер»
«В контакте»
«В контакте»
«Youtube»
«Youtube»

Наталья Бардина: «В наш театр я просто влюбилась…»

В наш театрСколько времени вы уже работаете в ТЮЗе, Наталья?
– В нашем театре я служу уже 11-й сезон, хотя раньше была уверена: никогда не стану работать в ТЮЗе. Но так случилось. Я счастлива, что попала именно в этот театр. В наш ТЮЗ! И с гордостью могу сказать: я – ТЮЗовская актриса!
– А сначала был…
– Драматический театр в г. Кемерово. В то время там работал режиссер Андрей Николаевич Максимов, ученик Г. А.Товстоногова. Он дал мне «путевку» в театральную жизнь. С большим уважением отношусь к Ленинградской театральной школе. ТЮЗ – мой четвертый театр, и я должна сказать, что просто в него влюбилась..
– Если говорить о ролях, какие из них вы считаете наиболее значимыми для себя?
– Все. Каждая роль – это часть моей жизни. И еще мне очень повезло: у меня большой ролевой диапазон, актрис моего плана в театре нет, и я работаю много и с удовольствием.
Очень люблю сказки. В «Царе Салтане» сыграла Ткачиху. В спектакле «Волшебные кольца Альманзора» мы с Валерией Георгиевной Крымской в пару играли королеву Януарию.
– Если говорить о сегодняшних ролях…
– Очень люблю спектакль «Гарольд и Мод». Играю там английскую леди – мадам Чейзен, мать главного героя. Очень дорога роль Алтун в «Белом облаке Чингизхана». Режиссер спектакля Султан Алимжанович Усманов открыл мне какие-то пути, до сих пор мной не пройденные, буквально душу из меня вынул! Психологически очень тяжелая роль. До слез доходило… Но я благодарна ему за это. Роль небольшая, но готовиться к ней я начинаю за несколько дней до спектакля. Её невозможно сыграть на технике.
– Вы ничего не говорите про свою интересную роль Соседки в спектакле «Убей меня, голубчик».
– Обожаю комедии! Обожаю эту роль! Правда, досталась она мне случайно. Там планировалась другая актриса – Валерия Георгиевна Крымская. Но получилась накладка с другим спектаклем и Султан Алимжанович пригласил меня. И это было здорово! Мы с Татьяной Николаевной Тарской получили ни с чем несравнимое удовольствие. Удовольствие от репетиционного процесса! Хочу отметить, что в этом спектакле режиссёр дал нам достаточно воли, и мы с Татьяной Николаевной просто купались в материале: сочиняли, придумывали, дурачились!
– У меня сложилось впечатление, что именно вы, актрисы, придали спектаклю большую глубину, многослойность…
– В смешном ищи грустное, в грустном – смешное…. Просто произошло совпадение режиссёрского видения, драматургического материала и актёрского.
– В сказке «Волк и семеро козлят» вы такая дивная Коза!
– Спасибо. Был период, когда у меня вообще не было сказок, в которых я мечтала работать. Режиссёры почему-то видели меня во взрослых вечерних спектаклях. Я еще в «Кошкином доме» хотела играть Козу, просто выпросила у Султана Алимжановича эту роль! Но тут у меня мама попала в больницу, нужно было за ней ухаживать, и пришлось от роли отказаться. Но потом возникла постановка спектакля «Волк и семеро козлят». Наконец-то! Моя «Коза»! Я эту роль обожаю!
– В этом спектакле у вас необычные партнёры – дети. Интересно было с ними работать?
– Откровенно говоря, боялась, что с ними будут какие-то трудности. Ведь дети! Но они лучше нас всё помнят и делают. Замечательные ребята! И работать с ними было легко и приятно.
– У вас был случай, когда в процессе работы над ролью вы сделали какое-то открытие?
– Да. Роль Джесси в спектакле «Сюда бы еще пару мужиков». Прочитав пьесу, я подошла к режиссёру спектакля Владимиру Викторовичу Крылову и говорю: «Володя, что я тебе плохого сделала, что ты мне роль такую дал?»
– А чем вам эта роль так не понравилась?
– Да просто не представляла, что с ней делать! Все героини в пьесе хорошо выписаны. Кроме Джесси. Есть их предыстория, описана их внешность, во что они одеты, а у Джесси нет ничего. Чистый лист. Спрашиваю: «Володя, ты её внешне представляешь?» Он говорит: «Нет». «Вот и я её не представляю!. Ну не вижу и всё тут! А он говорит: «Поэтому тебе и дал».
Сколько раз я эту пьесу перечитывала! Ночи бессонные, нервы…
Всё время в голове одна Джесси…
Потом решила: не можешь понять по тексту, читай между строк! Вопреки расхожему мнению о том, что автор в образе героини Клер описывает свою судьбу, я считаю: судьба автора – это судьба моей героини, моей Джесси! Уверена, что я и не придумывала её биографию. Я просто её разгадала! Между строк… Помню, в час ночи позвонила Крылову: «Володя! Я поняла! Джесси – это тайна, которая осталась за кулисами! Давай хотя бы в финале её вытащим!» Он меня выслушал, выдержал паузу и говорит: «Наташа! Ты абсолютно права!» И придумал потрясающий финал!
Как чудесно жить на свете!!! Какая у меня чудесная, великолепная, интересная роль! Роль Джесси… Тяжело было еще и потому, что я ни на секунду не уходила со сцены. Первая выходила, последняя уходила. В итоге я выучила всю пьесу наизусть.
– А как вам работалось с Володей Крыловым?
– Прекрасно!
– Мы еще забыли вашу тётушку – Атуеву – в «Игре», по пьесе А.В.Сухово-Кобылина «Свадьба Кречинского»
– Хорошая такая, характерная тётушка…
– А какое на вас там потрясающее платье, оно просто весь спектакль затмевает…
– Оно спектакль украшает… Мой муж – Володя Пономарёв – главный художник театра и художник этого спектакля. Мне иногда от актёров «достаётся». «Вот, – говорят, – он твой муж, поэтому так красиво тебя и одел!» На самом деле, он очень любит и шикарно одевает всех актёров! Мои костюмы, наоборот, всегда делает в последнюю очередь…
– А если говорить о партнёрах…
– Хороший партнёр – это половина успеха! Обожаю Крылова! Чуткий, тонкий, это тот случай, когда партнёр понимает тебя с полувзгляда. У нас мизансцена: он в одну сторону пошёл, я в другую, потом я оборачиваюсь, потому что спиной чувствую, что он обернулся и смотрит мне вслед. С ним пойду в огонь, воду, куда угодно – не пропадешь.
С удовольствием работаю с Татьяной Николаевной Тарской. Актриса!!! Не боится себя для роли изуродовать, не боится выглядеть смешной. Умеет поддержать. Я придумаю какую-нибудь ерунду, а она говорит: «Давай попробуем!» Нельзя не вспомнить про Евгения Павловича Ефремова. С каким удовольствием мы работали втроём в спектакле «Храм безумств»! Какие бы ни были противоречивые мнения об этом спектакле, но мы втроём точно были счастливы!
Валерию Георгиевну Крымскую люблю. Она изначально моя «театральная мама». Но мы с ней чаще в паре работаем, на одной роли. Дышим одним воздухом с Танюшкой Костюченко. Оля Бобрик – с ней работать очень комфортно, на одной волне. Всех сразу не вспомню, потом буду думать: об этом надо было сказать, того упомянуть…
– Что бы вы сказали девочке, которая сегодня мечтает стать актрисой?
– Подумай хорошо! Если сможешь жить вне театра, живи спокойно. И только если абсолютно невозможно находиться где-то в ином месте – тогда иди. Одно время я вела в 103-й гимназии театральную студию. Там училась моя дочь, и меня попросили позаниматься со старшеклассниками. Два года мы с ними работали, дети выступали на городских смотрах, в своей школе ставили спектакли и устраивали праздники. Окончив школу, две девочки (отличницы, победительницы всевозможных олимпиад физико-математических и т.д.) собрались поступать в театральные вузы. Я им сказала: «Подумайте хорошо. Это вам кажется, что артистками быть легко. На самом деле, это тяжёлая профессия. Вы должны быть готовы к тому, что до той поры, пока получите свои первые аплодисменты и зрительскую благодарность, придётся пуд соли съесть». И очень тихо добавила: «Но это – самая замечательная профессия в мире!!!»
Вот моя дочь, Ольга, одно время решила: «Буду актрисой!» В спектакле «Замарашка» режиссёру Усманову потребовалась девочка 13 лет. Он взял мою Олю. Работать ей пришлось со взрослыми актрисами и по «взрослому» графику. И вот когда она тут со мной с утра до вечера поработала, и когда спрос с нее был, как с настоящей актрисы, когда были напрочь забыты такие слова, как не могу, не хочу, устала и т.д. и т.п., она вдруг резко расхотела актёрской судьбы.
Пока шёл этот спектакль на сцене, она дисциплинированно и успешно в нём работала. Чувство долга и ответственности было развито. И я горжусь своей дочерью. Но учится она сейчас совершенно по другому профилю. Выбрала отделение «Туризм и гостиничное хозяйство». Заканчивает колледж, будет поступать в институт. Говорит: «Я понимаю, мама, почему ты говорила – дочка, подумай!» Но театр в её душе поселился навсегда.
– Если не театр, то что?
– Мне очень нравилась археология. Когда подросла, безумно завидовала историкам, которые работают в музеях. Возможно, я работала бы с животными. У нас их много: три собаки и три кота. У нас дом с садом, и я полюбила работу в саду. Раньше я считала, что сад и огород – это примитивное занятие. Но сейчас сад – это популярно, развит ландшафтный дизайн, есть много шикарной литературы, огромный выбор посадочного материала. Это своего рода творчество.
–Увлекаетесь ландшафтным дизайном?
– Это, конечно, громко сказано, но кое-что из того, что я читаю, вижу на выставках и в питомниках, претворяю в жизнь. Мобилизую мужа и мы приступаем к делу. Он тоже любит возиться в саду. Когда я что-то делаю на земле, у меня такая энергия появляется, такие силы она мне придаёт! Обожаю этим заниматься.… Не всегда получается, как задумаю. Но опыт – сын ошибок трудных… Роль положу где-то рядышком, сажу цветы и текст учу…
Когда я была девочкой, помню, наши друзья – актёры оперного театра Орленин Виталий Николаевич и Асланова Людмила Ивановна едут с дачи, что-то на себе тащат. Я говорю: «Тётя Люся, вы же артистка!» А она отвечает: «Ты еще до этого не доросла!» Теперь я их понимаю, занимаюсь тем же самым. Спасибо этим замечательным и добрым людям. Именно они привили мне любовь к театру.
– Гостей в саду принимаете?
– Да! В этом году Володя построил большую беседку, у нас есть мангал, сын бассейн поставил, друзья к нам очень любят приезжать.
– У вас и сын есть?
– Да, старший, Константин. У меня уже и внук есть – Родион Константинович.
– Сын не пошёл в театр?
– Нет, и слава Богу. Но любит театр. Ходит на все наши спектакли. Теперь приходит вместе с женой. А работает в строительной фирме. В своё время я обнаружила у него отличное чувство ритма, отвела в студию бальных танцев. Он со своей партнершей занял первое место на городских соревнованиях. Но… не сошлись характером с девочкой… Сейчас иногда грустит: «Да, жалко, надо было продолжить…»
– Кто ваши родители?
– Мама по образованию ветврач. Работала в министерстве рыбного хозяйства начальником ихтиопатологической инспекции (по болезням рыб). Всегда красивая, подтянутая, умная и добрая моя мама. Именно она с детства учила меня грамотно писать и правильно разговаривать. Папа по профессии зоотехник. Они вместе учились в институте.
– Кого вы считаете своим учителем?
– Моего папу. Он меня понимал. Когда узнал, что я собираюсь поступать в театральный, да еще и в Свердловске, сказал: «Доча, поехали!» Рука об руку прошли с ним все туры. Это была такая мощная поддержка! Для него я была и осталась самой лучшей актрисой в мире! Он всегда в меня верил. Думаю, что от него я унаследовала какие-то актерские способности. В юности он играл в оркестре на барабанах, великолепно пел… Помните, у нас в городе раньше проходили конные праздники? По всему городу шли тачанки, лошади, всадники в костюмах. Были театрализованные праздники на ипподроме. У меня сохранились фотографии. На них папа – Чапаев, Будённый! Скакал на коне: в бурке, шашка наголо… Шашка, кстати, очень старинная. Досталась ему в наследство от деда. Её даже поднять тяжело, а он – на коне скачет, а шашкой еще и размахивает.
– А если ваш папа не был актёром, почему тогда он изображал Чапаева?
– Он – мастер спорта. Высшая школа верховой езды. Автор породы. Он был лучшим специалистом в республике в этом направлении. Умел выбирать скакунов, умел объезжать их. Очень любил лошадей. Писал о них книги.
– Наверное, вы и на лошади умеете скакать?
– Скакать умел мой отец. Я – любитель. Немного занималась конкуром. Это было очень здорово, но потом лошадь случайно сильно меня ударила. Папа предупредил: лошадь может так ударить, что ты профессии лишишься… Хромых старух будешь играть!.. Профессия была дороже, и ездить на лошади я перестала. Хотя мы постоянно всей семьей, с друзьями родителей, ездили на бега, на скачки. И цирк я до сих пор люблю, хотя мне теперь стало жаль животных, работающих там по три представления в день… На мой взгляд, цирк должен быть без животных…
– У вас есть поклонники?
– Да. В основном это мои друзья. Но иногда получаю вместе с цветами открытки. Совершенно незнакомые люди пишут мне такие замечательные слова! Это очень приятно! Интересный случай был в пору моей работы в Кемеровском театре. Я играла Веру в «Утиной охоте». Вся такая-растакая красотка на сцену выходила. Как-то после спектакля я уже переоделась, разгриммировалась, кто-то стучит в гримёрку. Стоит мужчина, военный, симпатичный такой: «А где эта актриса, Бардина?» – и смотрит мимо меня. «Наверное ушла уже?» Я говорю: «Да, ушла!» «Жалко, я хотел с ней познакомиться». Мне было смешно. Он меня не узнал… Ведь он ожидал увидеть ту красотку, что на сцене только что видел, – волшебная сила искусства…
А сейчас, если в театре премьера, в зале – обязательно мои друзья.
– Наверное, сегодня у нас не век поклонников, во всяком случае – не поклонников драматических актёров. Сейчас и наши юноши не могут похвастаться большим количеством поклонниц. Может, это всё в прошлых веках осталось?
– Да! Тогда актрис на руках носили, в санях возили… Всё сейчас стало по-другому…
– Если бы вы были активным юзером, возможно, вам бы писали письма по Интернету.
– Я плохо владею компьютером. И времени на это нет. Когда случается побеседовать с нашим балетмейстером Виктором Япринцевым, от него узнаю отзывы о спектаклях, о моих работах, о зрительском мнении от него. Это очень трогательно и приятно. Значит, и ему интересны мои работы и отзывы зрителей на них.
Часто на мои спектакли приходила девочка, Настя. Дарила цветы, а потом сделала мне подарок: из засушенного бутона розы сотворила куколку и, протянув это чудо, сказала: «Это вы в спектакле «Игра». Это очень дорогой для меня подарок. Я его храню под стеклом.
– Ваша любимая книга?
– Чехов. Люблю рассказы. Кажется, маленький такой рассказик, а смешной, и трагедия заложена. Всё зависит от настроения. Ремарка люблю. Читаю – и какие-то жизненные потоки открываются.
– У вас есть роль-мечта?
– Всё зависит от настроения. Сегодня хочу то, завтра это… Сейчас хотела бы сыграть Джулию из романа Моэма «Театр». Нет пьесы… Нужна инсценировка и режиссер, заинтересованный в этом материале.
– Наталья, давайте вернёмся к вашей семье. В театре много таких пар, как вы с Володей Пономаревым?
– Нет, раньше на театре было много семейных пар, а сейчас как-то не особо…
– И как вам в театре вдвоём работается?
– Мы понимаем друг друга, уважаем избранные нами профессии.
Вы обсуждаете дома работу?
– А как без этого? Ведь наша работа – это и есть наша жизнь. В браке обязательно должна быть общность интересов. Отсюда – взаимопонимание, что очень важно и в семье, и в театре.
Я иногда вижу Владимира и на сцене…
– Талантливые люди талантливы во всем. Если режиссёры видят его в какой-то роли, то приглашают его работать в спектакле как актёра. Это небольшие, эпизодические роли, но он их делает великолепно! Часто его приглашают сниматься в кино. Он очень талантливый человек. Иногда такое сочинит! Думаю, в каком воображении можно всё это придумать? Очень любит недосказанность, тонкий намёк, аллегорию. Заставляет думать.
– Самая актуальная на сегодня цитата для вас?
– Относись к людям так, как бы ты хотел, чтобы они относились к тебе. Сейчас в жизни царят такая нетерпимость, нервозность… Многие люди считают: мир только для меня. Я считаю, что мир для всех…Только нужно найти себя в нём.
– Спасибо, Наталья, за интересное интервью. Творческих вам успехов!

Добавить комментарий