Get Adobe Flash player
Рубрики
Поделиться
Электронные государственные услуги

"Программа по обеспечению результативной работой и всеобщая поддержка предпринимательства"

Нас считают
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
«Фэйсбук»
«Фэйсбук»
«Одноклассники»
«Одноклассники»
Белоснежка-ТЮЗ
Белоснежка-ТЮЗ
«Мой мир»
«Мой мир»
«Твиттер»
«Твиттер»
«В контакте»
«В контакте»
«Youtube»
«Youtube»

Мария Коваленко: «Захотела стать актрисой – будь ею!»

Захотела стать актрисойКогда вы пришли в театр, Маша?
– В 2005 году. Я училась в Академии Жургенова на курсе Рубена Суреновича Андриасяна. Потом уехала работать в Петропавловский театр: меня пригласили туда на роль Джульетты. Отработала там четыре сезона и вернулась в Алматы..
– Вам нравится работать в ТЮЗе?
– Да, я поняла, что это мой театр. Мне в нем комфортно, в том числе в творческом плане. Здесь я играю то, что мне хотелось бы сыграть. Я вообще по природе не приспособленка. Если бы не хотела здесь работать, не работала бы…
У вас есть любимые, какие-то значимые роли?
– Да, это, безусловно, Маруська в «Закате». Мне нравилось, что там был живой вокал – я очень люблю петь, и это у меня неплохо получалось. Спектакль был очень пластичный, подвижный… Я всегда эту роль очень ждала, готовилась к ней.
– Вы мне понравились в «Памятнике». Удивительно, как вы, молодая девушка, смогли так интересно сыграть роль молодой приспособленки из администрации, готовой на все ради карьеры.
– Как ни странно, я изначально знала, как делать эту роль. Бывает, иногда в процессе репетиций что-то в роли мучительно ищешь, что-то получается… Образ вырисовывается постепенно. Сначала он – как далекое облако, затем начинает приобретать какие-то очертания… А тут я прочитала пьесу и сразу поняла, какой должна быть моя Есиркепова. Может, помогло то, что у меня мама всю жизнь проработала в министерстве и я, будучи ребенком, изнутри видела эти кабинеты. Потом к детским воспоминаниям добавила немножко сатиры… Помню, спрашивала у мамы: «Что ты на работе делаешь? Все время чай пьешь?»
– А ваша мама видела эту роль?
– Да, она сказала: «Ты мне в ней Фурцеву напоминаешь»… Такое же попадание было, когда мы «Девичник» репетировали. Я там фотомодель играла, такую инфантильную, со своими тараканами в голове. У меня здесь, как ни странно, слились в голове два образа: Рената Литвинова и Тося из «Девчат». Моя героиня – женщина-загадка и одновременно ребенок, который все искренне принимает. Я эту роль очень любила. Хотя она потребовала от меня много душевных затрат, я даже несколько килограмм тогда сбросила. Но этим роль была и интересна. Не люблю легких путей.
– Вы играете главные роли в детском репертуаре: Принцесса в «Бременских музыкантах», Золушка… Как вы себя чувствуете в этих ролях?
– Как рыба в воде. У меня ведь амплуа инженю – молодая лирическая героиня. Снегурочки, принцессы – это все мое.
– Дети вам дарят после спектакля подарки?
– Дарят, конечно, но в плане актерском здесь немного неправильно получается. Ведь героине в красивом платье особо ничего делать не надо, чтобы завоевать симпатии зрителей. Вышла она – вся такая красивая – и все цветы ее. Дети бурно реагируют на красоту, на добро, они не очень понимают, хорошо или плохо сыграла актриса. А баба Яга, например, как бы гениально свою роль не сыграла, не завоюет симпатии зала. Получается, пашут весь спектакль, в основном, отрицательные герои, а лавры собирают положительные. Хотя про мою Золушку я не скажу, что она совсем уж голубая, она у меня получилась такой работящей. Приходилось по залу носиться…
– Мне во многих спектаклях не хватает активного диалога актеров и юных зрителей.
– В любом спектакле, это многие актеры знают, обязательно нужно общаться со зрителями. Ты тогда не только отдаешь энергию, но и получаешь ее. А есть актеры, которые даже в зал не смотрят. Хотя дело не в том, смотреть в зал или не смотреть. Надо чувствовать, что ты не монолог произносишь, а говоришь со зрителем. Когда я, Золушка, сплю на авансцене, а часы бьют полночь, дети мне кричат: «Проснись, проснись!» Конечно, чем больше актер общается напрямую с залом, тем лучше. Зал должен активно сопереживать герою.
– Какая из героинь ближе всего вам по духу, характеру?
– Я вот иногда думаю: как бы я сыграла саму себя? Не знаю. По-моему, это самое сложное – сыграть саму себя. Вот мы самые разные образы придумываем, лепим их, создаем, а какие сами – не знаем. Как и другие люди, я, наверное, разная. Для одних я добрая, ласковая, для других, может, стервозная… Себя очень трудно оценить.
– Как вы чувствуете себя в коллективе?
– Хорошо. Для меня театр – это вторая семья. Ведь какими бы брат и сестра плохими ни были, все равно, это брат и сестра. Ты их любишь. Мы все связаны друг с другом родственными узами. А когда-то театр был для меня первой семьей… Потом, когда я вышла замуж, родила ребенка, произошла какая-то переоценка ценностей.
– А есть актеры, с которыми вы часто советуетесь, просите их оценить вашу работу?
– Конечно, я всегда интересуюсь мнением наших старейших актеров, например, Татьяны Николаевны Тарской, Валерии Георгиевны Крымской. Они могут дать нам, молодым, искренний, дельный совет, без зависти, без каких-то подвохов. Это наши мамочки. Правда, в душе потом с кем-то соглашаешься, с кем-то нет…
– А с какими партнерами вам работается наиболее комфортно?
– С Евгением Павловичем Ефремовым в «Закате». Мы друг друга понимали с полувзгляда. И что мне в нем нравится, он не считает зазорным поблагодарить меня, сказать, например: «Спасибо, Маша, ты меня выручила, ты мне помогла».
– Есть роль, о которой вы мечтаете?
– Я хочу много ролей, хороших и разных. Раньше, например, мне очень хотелось сыграть Миледи. Ну а что касается сегодняшней мечты… Пусть это останется тайной.
– Сколько лет вашей дочке?
– Елизавете два с половиной года.
Она ходит в ТЮЗ на спектакли?
– С восьми месяцев. Лиза знает весь наш репертуар, поёт песни, может целый день смотреть один спектакль. «Кошкин дом» заканчивается, например, она нажимает кнопочку и начинает сначала смотреть.
– Вы хотите, чтобы Лиза стала актрисой?
– А почему бы и нет? Я знаю, как правило, родители-актеры не хотят, чтобы их дети стали актерами, но, может, это говорят те, для кого это тяжелый труд?
– Ваш муж имеет отношение к театру?
– Нет, он только зритель, мы с ним познакомились, когда он пришел на премьеру «Девичника». С тех пор мы с ним стали каждый день видеться и, наконец, поженились.
– Что вы пожелаете девочкам, которые мечтают сегодня стать актрисами?
– Главное, не просто сидеть и ждать, когда можно будет поступать в театральный институт. Нужно упорно идти к своей мечте. Читать много литературы, заниматься собой, своей внешностью, развивать свои голосовые данные. Захотела быть актрисой – будь ей! Также, как говорят: хочешь хорошо жить – живи! Я всегда придерживаюсь такого правила: не важно, сколько дней в твоей жизни, а важно, сколько жизни в твоих днях.
– У вас есть хобби?
– Да, я вышиваю крестиком, причем люблю вышивать пейзажи, картины. Вообще у меня много увлечений. Мой отец хорошо пел, слух у меня от него. Играю на скрипке. Увлекаюсь спортом. Плаваю в бассейне.
– За что вы себя не любите?
– За лень, могу сболтнуть, не подумавши, а потом жалею. Потом не успокоюсь, пока не выясню с человеком отношения, не расставлю все точки над «i».
– А за что вы себя любите?
– За внешность. Просто обожаю. Хотя иногда смотрю в зеркало и говорю себе: тут нужно сбросить пару килограммчиков, вот здесь чуть-чуть подправить… Словом, без самокритики не обходится.
– Скажите комплимент кому-то из своих коллег.
– Мне хотелось бы похвалить Татьяну Николаевну Тарскую. Посмотрев спектакль «Гарольд и Мод», я была просто в восторге. Слезы на глазах были. Очень понравилась ее работа. Я смотрела спектакль как зритель, забыла о том, что актриса. Настолько Татьяна Николаевна была пластична, музыкальна…
– У меня самые первые детские воспоминания о ТЮЗе связаны со спектаклем «Снежная королева». Запомнился необыкновенный сказочник, настоящая пурга… Сейчас режиссер Султан Алимжанович Усманов готовит новую «Снежную королеву». Вы заняты в спектакле?
– Да, я буду играть Снежную Королеву.
– Потрясающе! Так значит, я брала интервью у самой Снежной королевы? Я Вас поздравляю! Успехов вам!

Добавить комментарий