Get Adobe Flash player
Новости
Новости

Новости ТЮЗа им.Н.Сац

Рубрики
Поделиться
Облако тегов
Новости
Новости

Новости Министерства культуры и спорта Казахстана

Год Молодежи
Год молодежи
Электронные государственные услуги

"Программа по обеспечению результативной работой и всеобщая поддержка предпринимательства"

Нас считают
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
«Фэйсбук»
«Фэйсбук»
«Одноклассники»
«Одноклассники»
Белоснежка-ТЮЗ
Белоснежка-ТЮЗ
instagram
instagram
«Мой мир»
«Мой мир»
«Твиттер»
«Твиттер»
«В контакте»
«В контакте»
«Youtube»
«Youtube»

КЛАССИКА – ХРАМ РАЗУМА, ДОБРА И ВЕЧНОСТИ

Нужно ли осовременивать классический театр?

ВЕЛИКОЕ СЛОВО — КЛАССИКА

Софья Кумаровна Раева, ветеран библиотечного дела, общественный деятель, зритель ТЮЗа:
— Есть такое великое слово – классика. Оно пережило испытание временем, и до сих пор классические произведения являются эталоном. И поэтому нынешнее увлечение в искусстве – своеобразная новая интерпретация тех или иных классических произведений – меня настораживает, пугает и раздражает. И те спектакли, которые у нас в стране идут. Когда Чацкий непонятно какой: то ли пьяный то ли трезвый, когда Ромео и Джульетту переиначивают, преподносят нам как «ноу-хау»… Я этого не понимаю. Классическое произведение тем и ценно, что оно пережило века. И его нужно давать в том виде, в каком оно есть. А не создавать себе популярность за счет названий. Ведь пишется: спектакль «Горе от ума». А на самом деле там от великого Александра Сергеевича Грибоедова мало что осталось. Любую фразу можно уничтожить. И такая интерпретация классики делается, оболванивая народа.
Ну ладно, среднее, старшее поколение, люди, которые застали еще классическую школу, могут понять, что к чему, а молодежь-то думает, что люди так и жили. Или в пьесах, спектаклях нам начинают преподносить личную жизнь той или иной личности. Я считаю, например, что Александр Сергеевич Пушкин – это поэт, и личная его жизнь должна быть под дымкой, вуалью. Мы его все же ценим как поэта, а не за то, скольких женщин он любил и каким был человеком. Он для нас остается в эпохе…
Или Петр Ильич Чайковский. Меня не интересует, кого он любил и за что. Я знаю, что это великий, русский композитор. И музыка у него русская, пронзительная, щемящая, Мне не нужны детали его жизни. Почему до сих пор продолжают ставить его балеты, оперы? Почему звучит его музыка? Потому что это — классика. В театре конечно, меньше извращаются классические произведения, извините за мое резкое слово, а в кино это происходит сплошь и рядом.
Я терпеть не могу фильм «Анна Каренина», в котором главную роль играет Софи Марсо. Во-первых, это передергивание русской истории. Вспомните, Вронский служил, выражаясь современным языком, в элитных войсках. А здесь герои выпивают, куражатся, мы видим белый рояль на полкомнаты. И этим показывают русский высший свет? Простите. Они были образованы, знали несколько языков, могли дать фору многим другим офицерам. Я ценю Никиту Михалкова, когда он пишет: «Русским офицерам посвящается». Нельзя порочить свою историю и нельзя порочить классику. Анна Каренина — Софи Марсо – с челкой через весь лоб. Простите, челку дворянки не носили. Это было простонародье. В какой-то мере это был даже признак какой-то не очень порядочной женщины. Может, я и не права, но почему в мире ценятся Достоевский, Толстой? Только потому, что в их произведениях показываются страдания народа. Считается, что русские всегда страдают. Но тогда они не дожили бы до нашего века, а исчезли бы из истории. Думаю сегодня, если ты берешься за классику, но напиши: «по мотивам» или «по сюжету». А не ставь произведение под тем же названием, что создал классик. Мы и так обедняем своих детей. И получается, что в какой-то части современного искусства идут передергивание, подтасовка под низменные чувства и это унижает, оскорбляет и опускает людей ниже плинтуса.
Да, многие вещи из классики сегодняшним зрителям не понятны. Но менять все, я думаю, не этично по отношению к автору. Я считаю, что перед спектаклем, когда собираются дети, надо делать экскурс в историю создания этого произведения. Буквально на 5-10 минут, чтобы просветить публику. Нынешние дети и молодежь очень загружены, но загружены многими бессмысленными предметами. А я всегда буду повторять, что для личности важнее гуманитарные науки.Театр – это, прежде всего, что-то высшее. Нельзя здесь опускаться до дешевого популизма. Мне бы очень хотелось, чтобы в театрах, особенно детских, помимо спектаклей были встречи с детьми, на которых бы рассказывалось об искусстве. Помните, такие курсы были в филармонии. Их вел Кельберг.
Помню, несколько лет назад я работала с НПО, к нам приехали военные и я узнала, что майоры и полковники первый раз были в театре. Это же абсурд! Мне больно, что общий уровень культуры падает. База культурная, эстетическая, моральная должна быть у каждого человека.

КЛАССИКИ ПИСАЛИ СЕРДЦЕМ И ДУШОЙ

Галина Воротынцева, зритель ТЮЗа:
— Классика – она великая. Классику мы всегда воспринимаем как что-то божественное. Мы выросли на классических произведениях, и нам хотелось бы, чтобы на них росли наши дети, внуки. Росли на подлинных произведениях писателей. Классики писали своим сердцем, своей душой, Они понимали – то, что они видят и описывают, – ими пережито, это их жизнь в чистом виде.
Сегодня классические произведения, которые ставятся на сцене наших театров, в большинстве своем стали осовременивать. А осовременивание – это уже отход от тех направлений, от тех чувств, которые выразил в этом произведении автор.
Я считаю, это просто кощунственно – извращать подлинники произведений в угоду современным направлениям, современным вкусам. К сожалению, современные вкусы у молодежи, действительно, сказать испорчены, это ничего не сказать. Они просто разбавлены не нашим, не национальным, ни русским, ни казахским, а западным потребительским обществом. Легкость в отношениях, легкость в поведении… Когда режиссер все это ставит, идя на поводу низкого, как я считаю, вкуса – ниже плинтуса, это, естественно, убивает само произведение. Убивает саму идею данного произведения. Поэтому я лично сторонник только подлинного отображения данного классического произведения на сцене. Могу лишь допустить какие-то придумки режиссера, например, во фразах. Можно, например, сказать: «Ой, Золушка, ты опаздывала, надо было на часы посмотреть». Или «А где твой айпад»? Это вызовет эмоции у детей, как бы приближенные к их сегодняшней жизни. Но суть самого произведения, особенно одежда, оформление сцены должны сохраниться. Не надо от этого отходить. Отходя от этого мы вообще уводим детей, молодежь от того времени. Мы приводим их в наше время, а оно совершенно не сочетается с тем временем. Это же было другое время, другие чувства, другое настроение, другие переживания.
Когда я смотрю некоторые спектакли – российские, зарубежные – их смотреть невозможно. В общем, я сторонник классического изображения классики, наших великих авторов, будь то Шекспир, Чехов, Горький, Маяковский – не надо их изменять! Напишите свое современные пьесы, ставьте их, пусть в них играют полуголые, полупьяные актеры – как хотят, но к классике так относиться нельзя. К ней надо относиться бережно, с душой, с сердцем и ценить то, что нам оставили наши великолепные писатели.

И ЛИЦА У ЗРИТЕЛЕЙ БЫЛИ ТАКИЕ СВЕТЛЫЕ…

Татьяна Тарская, засл. артистка Казахстана:
Классика – это наше все. Она обязательно должна присутствовать в театре. Шекспир, Мольер, Островский, Толстой, Фонвизин, Чехов, Горький… Смотреть, читать классические произведения —  важно и необходимо каждому человеку, а в плане развития зрителя особенно. Взять, например, трагедию Шекспира «Король  Лир». Пьеса написана в 16 веке. Вы почитайте ее. Это невероятно современно. Проблемы, которые ставит автор, любовь, предательство, борьба за наследство, это ведь, то, что нас окружает со всех сторон – и в жизни, даже с экрана.

Я считаю, если ставить спектакль просто, как он написан, это будет никому не интересно. У каждого режиссера спектакля должна быть своя задача, свой смысл, своя цель. Куда он повернет замечательную пьесу замечательного классика? Это самое важное. Свое видение, свое ощущение сегодняшнего дня. Думаю сегодня, в 21 веке классические спектакли нельзя ставить традиционно. Это никому не интересно. Сегодня у зрителя гаджеты, социальные сети…

Раньше мы общались друг с другом, посылали письма, сейчас письма – раритет, может быть даже   анахронизм, но ты читаешь и перечитываешь письма,  и видишь, как раньше в них люди высказывали свои мысли. Сегодня – век быстрых технологий. Точно также и спектакли. Если раньше все ставилось подробно – про природу, про любовь, все это было так витиевато, сейчас этого делать нельзя. Надо идти в ногу со временем. Молодежь живет быстро, все быстро сообщает, все быстро передает с помощью гаджетов, поэтому надо пересмотреть подход к классике. Не хотелось бы, чтобы классику четвертовали, переписывали, это не всегда дает желаемый результат. Хотя с другой стороны, если режиссер очень ярко видит, чего он хочет, это интересно. Вот в театре им. Лермонтова поставили спектакль «Ромео и Джульетта». Это совсем другой спектакль, чем примеру, спектакль 60-70-х годов, где я участвовала. И не тот спектакль, который идет в нашем театре. У каждого автора и режиссера свое видение. В лермонтовском театре – очень современное прочтение.  Мне очень многое там нравится, хотя я не совсем  согласна с финалом. Это лично мое мнение, я его никому не навязываю. Но спектакль этот очень яркий и очень хорошо воспринимается зрителем. И считаю, что режиссер в данном случае не подлаживался под зрителя, он видит, что зрителю в данное время нужно. Ярко видит современность и понимает, что нужно сейчас зрителю. То же можно сказать и про спектакль «Король Лир». Это очень современная пьеса. Там современная тема. Особенно сейчас. Тема наследства, власти…

Можно этот спектакль поставить так, чтобы «Король Лир» воспринимался как спектакль сегодняшнего дня, чуть ли не как про твоих знакомых.

Я начинала работать в театре в 60-х годах. И когда у нас начинали ставить классику, мы все с удовольствием играли в таких спектаклях, и зритель, хочется думать, с удовольствием нас смотрел.

У нас шли спектакли «Униженные и оскорбленные»  Ф.Достоевского, «Коварство и любовь» Шиллера, «Женитьба Бальзаминова»  Островского, «Тартюф» Мольера и Чудаки» Горького  и многие-многие другие

Хотя в  те времена, понятно, были более традиционные постановки классики. Возможно, сейчас  это нужно делать чуть-чуть по-другому. Но я  помню, «Недоросль» Фонвизина — у нас его  ставил Евгений Прасолов, тогда уже не молодой режиссер и он, надо сказать,  поставил очень современный спектакль. Молодежь шла на него  с удовольствием.  Смеялась,  бурно реагировала…

Не так давно «Недоросль» в нашем ТЮзе  поставил российский режиссер  Алексей Орлов. Я играю  в нем нянюшку Еремеевну, надо сказать, с большим удовольствием.  Думаю, получился очень милый спектакль. Зритель его  очень хорошо воспринимает. В этом, конечно, большая заслуга режиссера, который смог убрать из пьесы все устарелое, ненужное, некоторые размышления, которые сегодня некстати, и  в результате получился довольно  современный спектакль. Человек не хочет учиться – что делать? Вопрос вопросов на все времена. Спектакль этот  без излишеств, различных нагромождений, которыми сегодня любят пользоваться  режиссеры. Но вроде он с одной стороны традиционный, с другой —  современный. Орлову удалось найти такую золотую середину

Режиссер из Таджикистана  Султан Усманов поставил у нас спектакль «Алые паруса»  Александра Грина. Когда я смотрела этот спектакль, мне все  было близко. Все  было очень ярко, современно, хотя в тексте ничего изменено не было, чем очень многие режиссеры грешат. Я смотрела на наших молодых зрителей, они с удовольствием наблюдали за тем, что происходит на сцене и их лица светлели. И я смею думать, что романтизм Грина как доходил  до нас, так доходит и до их сердец.

Но  вернемся к классике. Мне кажется образцом бережного отношения  к классике  спектакль «Волки и овцы» в постановке Петра Фоменко. Недавно он шел по телевизору и я  вновь его пересматривала. Хотя  в спектакле нет никакого выпендрежа, в нем очень современные герои, современные интонации, жесты. Вот такая классика меня устраивает и я думаю, не только меня.

Что до современных авторов, конечно,  и сегодня есть очень хорошие, талантливые молодые авторы, которые пишут по-новому. Спектакли по их пьесам идут во  многих театрах, зрители с удовольствием на них ходят.

Современность требует своих авторов и своих героев…НО классика остается классикой. Это то, на чем мы все учимся, в том числе и молодые авторы. В добрый путь!

ВЕК НЫНЕШНИЙ И ВЕК МИНУВШИЙ

Елена Брусиловская
6 Ноября 2018. «Казахстанская правда»
— Герои знаменитой комедии во главе с доморощенным философом-недорослем Митрофанушкой для нашего ТЮЗа старые знакомые: впервые они появились на алматинской сцене еще при Наталии Ильиничне Сац, в середине 40-х годов. Тогда спектакль был поставлен в традициях классического театра. Через 30 лет, в 1975-м, режиссер Евгений Прасолов вынес на суд зрителей авангардную версию пьесы: на авансцене располагались ведущие, одетые в джинсы и пестрые рубашки как символ современности, а за ними разворачивалась уже основная сцена, где и происходило действие старинной комедии. Ведущие вместе со зрителями постоянно вмешивались в происходящее, этакий вариант знаменитой «Принцессы Турандот», придуманный Евгением Вахтанговым.
Выбор пьесы Фонвизина поначалу вызвал жаркие дебаты.
– Мы понимали, что прошло уже два века, поэтому долго спорили, ставить ее или нет, – говорит директор театра Надежда Горобец. – Ведь у Фонвизина сложный язык, несколько «в лоб» ставятся вопросы «что такое хорошо и что такое плохо», длинные монологи, которые нам пришлось сократить. Все это рождало сомнение, поймет ли происходящее на сцене нынешняя молодежь, которая живет не только в совершенно другом ритме, но и в другом мире? В то же время мы понимали, что проблемы, поднятые Фонвизиным, актуальны: это и вопросы просвещения, и вечная тема отцов и детей. Но самая актуальная проблема – сам Митрофанушка, ведь таких, как он, сейчас много в нашей жизни. И я надеюсь, что школьники, увидев наш спектакль, возьмут книгу и перечитают «Недоросля».
Режиссеру, как сказал он сам, было любопытно преодолевать сопротивление материала.
– Это был своего рода экзамен: что я смогу сделать из этой, казалось бы, устаревшей пьесы? Хотя работа с классикой всегда увлекательна. Начинаешь в ней копаться и обязательно открываешь для себя какие-то интересные вещи. В результате вырос своеобразный дом-спектакль, который, надеюсь, будет интересен современным школьникам, – считает Алексей Орлов.
Действительно, нынешние подростки, несмотря на всю их компьютерную продвинутость, явно тяготеют к фонвизинскому герою с его знаменитыми фразами про географию, которую не надо учить, коли, куда надо, извозчик довезет, или «Не хочу учиться, хочу жениться!» Не случайно имя Митрофанушки давно стало нарицательным.

КЛАССИКА НЕОБХОДИМА ТЕАТРУ КАК ВОЗДУХ

Юрий Каштелюк, редактор отдела культуры газеты «Вечерний Алматы»:
Классика необходима театру как воздух. Появляются новые пьесы, на сцене реализуются смелые, авангардные творческие эксперименты, тем не менее, театры всегда возвращаются к классике. И это вполне обоснованно: классическое наследие хранит вечные образы и темы, интересные людям во все времена. Народный артист РК Юрий Померанцев подчеркивает, что при подготовке к любой роли всегда обращается к классической прозе и драматургии. Такой подход он избрал потому, что в классике есть любой образ и любой характер, особенно это касается русской классики, сюжеты которой отличаются глубиной, многогранностью образов и проникновенностью.
Конечно, классику можно и осовременивать, думается, режиссер имеет на это право. Однако делать это надо осторожно, чтобы «вместе с водой не выплеснуть младенца», не исказить оригинал.
Один из лучших спектаклей классического репертуара, который я видел в последнее время, – «Вишневый сад» Карагандинского театра драмы имени Станиславского. Созданная российским режиссером Станиславом Васильевым постановка представляет собой пример театральной эклектики, смешения стилей, где костюмы и декорации отсылают к разному историческому времени. Кроме того, классический текст пьесы дополнен фрагментами из «Чайки», «Грешницы» Алексея Толстого. Но все это, на мой взгляд, сделано очень корректно, к месту и в итоге способствует выражению идеи чеховской пьесы.
Спектакли бывают классическими, бывают смелыми и авангардными в плане воплощения творческих замыслов, но восприниматься они будут только в том случае, если, с одной стороны, в них будет заложена глубокая идея, а с другой – актеры передадут зрителям режиссерский замысел.

«ТЕРЕМОК» С ПОДТЕКСТОМ
Лия Садыкова
Октябрь 23, 2014, «КУРСИВ».
…Выход каждого обитателя теремка привлекал всеобщее внимание зрителей – герои сказки появлялись из разных уголков зрительного зала со своими «фирменными» песнями и танцами: квакающая Лягушка (Любовь Довбань) в пышном сарафане с ведрами на коромысле, Мышка (Мария Куприянова) – с котомкой за спиной, Петушок (Алексей Новоселов) – во франтовских сапогах и с гармоникой наперевес, Ежик (Махсат Сахиулы) – в «колючей» телогрейке и с ружьем. Каждому в теремке (который взрослые могли сравнить с семьей, страной и даже миром) нашлось место и дело, однако не всем это пришлось по вкусу. Актеры с явным смаком «рисовали» характеры своих персонажей, поэтому дети с интересом наблюдали за происходящим на сцене, сопереживали героям, а когда злоумышленники получали по заслугам, зрительский зал не раз наполнялся смехом. Можно сказать, ТЮЗ вновь «откопал» почти забытое литературное сокровище и сумел сделать из него оригинальный и актуальный спектакль. При всей красочности и ориентированности на маленьких детей «Теремок» интересно смотреть и взрослым – игра актеров и неожиданные подтексты увлекают, а декорации и костюмы радуют глаз.

РАЗЪЯСНЯТЬ. ПОКАЗЫВАТЬ. УВЛЕКАТЬ

Лариса Нода, ст. преподаватель журфака КазНУ имени аль-Фараби, лауреат Международного Пушкинского конкурса, лауреат премии Союза журналистов Казахстана, художественный руководитель театра КазНУ «Эйдос»:
— Споры – осовременивать ли классику? – ведутся постоянно, уже не одно десятилетие.
Вариантов ответов ровно два: да и нет. А доводов и того меньше: первый – нет, ни в коем случае – это же КЛАССИКА! Второй – конечно же, ибо современная молодежь уже не понимает произведений прошлых веков.
Считаю, что правы все. Да-да.
Приведу всего два примера. Столкнулась с тем, что никто из опрошенных мною старшеклассников не смог объяснить значения слов, например, «делячество» и «лапотница», которые встретились нам при чтении в произведениях русской классической литературы ХIХ века. Разбирая «Евгения Онегина», с иными учениками спотыкались через строчку: семнадцатилетние не могут перевести со стихотворного языка на прозу, то есть пересказать, поведать, о чем только что прочли. Не понимают. И века тут не важны. Конечно, это частности, конечно, все остальные ответили бы на мои простейшие вопросы. И проблема-то куда глубже.
В своё время меня потряс факт – громадное количество современных нам подростков считают классические произведения скучными, их не увлекает сюжет, им неинтересны герои. А как следствие – они не читают эту самую классику.
Причина оказалась на поверхности – выяснилось, что большинство подростков не понимают тексты прошлых лет, так как не знают исторических реалий того времени. Почему герои так поступают? С чем это связано? Что или кто подталкивает героев именно к такому поведению?
Так может быть, увлекательная, необычная театральная постановка с ее зрелищностью привьет интерес к классическим текстам? Только ставить надо аккуратно, главное – сохранить идею автора, его замысел. Помните, у Н. Гоголя в «Ревизоре» — сразу после «действующих лиц» — «ХАРАКТЕРЫ И КОСТЮМЫ. Замечания для господ актеров».
Разъяснять. Показывать. Увлекать. Только делать всё нужно разумно, от слова «ум», рассудительно ориентируясь на молодежь. Создавая театральные клубы, подталкивая к дискуссии. И обязательно – интересуясь мнением этого самого молодого зрителя.
Санкт-Петербург. Александринский театр. «Женитьба» Н. Гоголя. ВСЕ актеры на коньках. Суперпостановка! Замечательная находка режиссера. Не только не убившая классику, наоборот, показавшая – каким может быть классический спектакль: легким, стремительным! И одновременно – глубоким! Я до сих пор в восторге.
И последнее: хватит сетовать на время, на то, что современные технологии отвлекли подростков от театра. Значит, надо искать новые пути, новые подходы, используя эту самую технику молодежи для нее же самой. На хорошие, увлекательные постановки классики билетов не достать!

ТЕАТР ДОЛЖЕН ШАГАТЬ В НОГУ СО ВРЕМЕНЕМ

Аружан Токтамысова, студентка 1 курса факультета журналистики КазНу им. аль-Фараби:
— Театр – это поиск себя, отражение души, зеркало жизни. Одно слово, а столько эмоций, вдохновения и мыслей. Для одних театр – это игра, время препровождение, для других это искусство или место, где можно выплеснуть свои эмоции.
Современный театр лучше тем, что осовременивает классические произведения. И меня это радует. Многие скажут: «Что за дерзость? Неужто режиссёру нужно добавлять своё видение?»
Нет, я вовсе не против классики, но я за то, что пора дать хоть чуточку свободы творческим людям, ведь у них есть прекрасные идеи, замыслы и решения. Вы замечали, фильмы, снятые на основе книг, оказываются лучше, чем книга. Будем честны, фильмы ничуть не уступают книгам, благодаря режиссёрскому таланту, актерской игре и конечно, деталям. Так почему такое не может быть и в театре? Я считаю, если были бы современные декорации, костюмы, было больше интереса со стороны молодёжи. Ах, да, как же без современной музыки? Я даже скажу, что молодёжь делает очень не плохую и качественную музыку, которая могла бы понравиться всем!
Впервые я пошла в Костанайский русский драматический театр с сестрой. Мне было года четыре, до сих пор я помню те ощущения, абсолютное непонимание, но огромное желание пойти туда вновь.
Отчетливо помню спектакль «Леди Макбет Мценского уезда» по повести Николая Лескова. Один из ярких примеров, когда в постановку добавили больше деталей, подробностей. Или же любимейший, особый театр им. Н.Сац, в котором классические, современные или авангардные постановки!
В заключение я хочу сказать, что безумно рада, когда театр сохраняет традиции, ведь везде ценится история. Но думаю, со мной бы согласился мой любимый актёр театра и кино — Сергей Безруков, что театр должен эволюционировать! Шагать в ногу со временем, но не забывать о прошлом и придерживаться «золотой середины».

ДОН И АРМАГЕДОН

Галя Галкина
23 Июня 2017 г «Экспресс К»
В алматинском ТЮЗе им. Наталии Сац состоялась премьера мюзикла «Человек из Ламанчи» по роману Сервантеса «Дон Кихот». Поставил пьесу заслуженный артист Таджикистана Султан Усманов.
Романтический мюзикл «Человек из Ламанчи» впервые увидел свет в 1966 году на Бродвее. С тех пор эту пьесу ставят в театрах разных стран мира. Главную роль в постановке Султана Усманова играет Юрий Гнусарев. Его Дон Кихот – это не безумный фантазер, сражающийся с ветряными мельницами, а мудрый человек, который знает некую тайну. А Санчо Панса в исполнении Максата Сахиулы бесконечно предан не только своему хозяину, но и идеям чести и справедливости.
– Этот спектакль рассказывает о том, какое счастье жить на Земле и почему мы, люди, не можем жить мирно, – говорит заведующая литературной частью ТЮЗа Людмила Мананникова. – Почему на нашей планете так много зла, ненависти и несправедливости?

КОРАБЛИ В НАШЕЙ ГАВАНИ

Юлия Зенг
Октябрь 23, 2014, «Литер»
В Алматинском ТЮЗе имени САЦ прошла премьера музыкальной феерии «Алые паруса».
– Мне кажется, у юношей и девушек сегодня нет большой мечты. Они стали несколько приземленными, точно знают, что им нужно. И больше на уровне быта, потребления. А может, молодежь скрывает друг от друга свои главные мечты? Мне очень интересно, когда появятся наши алые паруса на сцене и поплывет наш корабль, что будет в зале? О чем будут думать юные зрители? Задумаются ребята о своих алых парусах, о своей мечте? Ведь все люди независимо от возраста мечтают, словом любовь в большой город пришла под алым флагом.
На мой взгляд, разговор с молодежью, о котором мечтал режиссер Султан Усманов, отдавший месяцы подготовке спектакля, состоялся. На время, когда в зале погас свет и началось театральное волшебство, зрители жили в истории, сопереживали героям, дышали в унисон. И в этом, несомненно, большая заслуга и исполнителей главных ролей – Татьяны Костюченко и Никиты Коньшина. Молодые и талантливые, они виртуозно умеют держать зал, не оставляя сидящим в полутьме зрителям и тени сомнения в реальности происходящего.

КЛАССИКА НА ЛЬДУ

Карина Ян, студентка 1 курса факультета журналистики КазНУ имени Аль-Фараби:
— В наше время театры ставят постановки и по классическим произведениям прошлых лет, и по современно написанным сценариям. Назревает вопрос, а нужно ли осовременивать классический театр, его тексты, произведения или постановки?
Считаю, что было бы неплохо: осовременить и добавить что-то новое в классический театр. Молодежь XXI века больше предпочтет просмотр какого-либо фантастического фильма, чем просмотр пьесы классического театра. Однако, если добавить какую-либо изюминку, осовременить классический театр, то молодежь обязательно обратит на это немалое внимание и численность молодежи на театральных поставках возрастет.
Совсем недавно услышала я о том, что где-то в Питере была классическая театральная постановка на льду. Один только рассказ о данном усовершенствовании классического театра произвел на меня огромнейшее впечатление и очень сильно меня заинтересовал.
Поэтому, дабы разнообразить нашу типичную скучную подростковую жизнь, от числа молодежи я была бы не против, а наоборот, очень рада, если бы и в нашей стране было б хоть какое-то осовременивание классического театра, и молодежь начала усерднее духовно развиваться.

ВСЕ ЖЕ КЛАССИКУ ЛУЧШЕ НЕ ТРОГАТЬ

Асель Аукешева, студентка 1 курса журфака КазНУ им.аль-Фараби:
— Мне кажется, что переносить классику на современный лад — это не лучшая идея. Классика на то и классика, переделать её – значит, уже исказить суть. Современное поколение и так перестало читать книги, написанные несколько веков назад, и это неправильно. Когда подросток придет на постановку классики, перенесенную в сегодняшние дни, он не поймёт сути или поймет, но очень искаженно. Такое можно смотреть только тогда, когда ознакомлен с оригиналом. Я считаю, что мы отвлекаемся на эффекты: сленг, маты, современную одежду на героях.
Если постановщики, режиссеры интерпретируют классику и переделывают произведения, то это все делается для хайпа. Многие проблемы не раскрываются, перестают быть актуальными. Например, Баз Лурманн, снявший «Ромео + Джульетта», исказил суть. Когда я смотрела этот фильм, мне буквально каждую минуту хотелось нажать на «стоп» и прекратить просмотр. Мне показалось, что трагедия, которую описывал Шекспир, была опошлена. Все выглядело каким-то неестественным, обилие перестрелок и наркотиков в кадре было перебором.
«Даун Хаус» Ивана Охлобыстина – это жуткое извращение романа Достоевского «Идиот». Если честно, я даже не смогла досмотреть до конца. Все было отвратительно: одежда, игра. На мой взгляд, фильм не получился, и даже именитые актеры не спасли положения.
Мне кажется, все же классику лучше не трогать, оставить оригинал. Но если переделывать, перенося сюжет в современные условия, то делать это в рамках разумного и не забывать, в чем суть и замысел оригинала.
А лучше создавать что-то новое и свое, чтобы в дальнейшем это стало классикой. Ярким примером тому может послужить сказка Леонида Филатова «Сказ про Федота-стрельца». Это произведение народ просто разобрал на цитаты. Сказка написана живым, сочным языком. Каждая строчка пропитана юмором, иронией, сарказмом. Её можно перечитывать постоянно и не бояться, что она надоест. Такая книга должна быть на полке в каждой семье. В ней есть все и она понятна людям всех возрастов.

ИСПОЛЬЗОВАТЬ НОВЫЕ ФОРМАТЫ НЕОБХОДИМО

Александра Терпиловская,
студентка 4 курса журфака КазНУ им.аль-Фараби:
— Быть до конца уверенным в своем отношении и позиции в данном вопросе тяжело. Театр непосредственно несет цель содействовать процессу формирования общества с высокими моральными, нравственными, гражданскими и духовными качествами. Но использовать новые форматы необходимо. Так как у целевой аудитории театра тоже происходят фундаментальные изменения в восприятии. Классика «на новый лад» с одной стороны имеет привлекательный характер, а с другой — оскорбительный. Классика – это то, что уносит в прошлое, то, что хранит историю, быт, принципы и нравы. Зачем переиначивать?! Для современного театра необходимо создавать современные произведения и для современного зрителя.
Для популяризации театра у молодого поколения стоит не забывать об их восприятии. То, что их интересует, не всегда присутствует в театральном мире. Это происходит от того, что школьник или студент просто мыслит по-другому. Иначе говоря, те вопросы, проблемы, мысли, которые вещает нам классика, уже не актуальны в наш период времени. А если человек еще не способен к анализу и расстановке приоритетов, то скорее, он даже не поймет сути постановки и цели ее просмотра. А в дальнейшем это грозит потерей интереса к походам в театр вовсе.
Осовременивать классику — тоже самое, что изменить мораль и цель ее существования. Какая цель осовременивания? Донести мораль, мысль иным способом. Но классика прекрасна в оригинале. Это те произведения, которые удержались на протяжении времени и побороли множество трансформаций.
На данный момент создаются произведения, по которым можно создавать театральные постановки, которые будут идеально подходить к современному восприятию, к современной жизни.

ТАЙНЫ ВОЛШЕБНОЙ ФЛЕЙТЫ

Екатерина ЛЕЙМАН
Октябрь 23, 2014 г. «Деловой Казахстан».
«А вы ноктюрн сыграть смогли бы на флейте водосточных труб?..» Такой вопрос мог бы задать режиссер театра им. Н. И. Сац после премьерного показа спектакля «Волшебная флейта», засл. арт. Таджикистана Султан Усманов. И мог бы сделать это безо всяких колебаний, ибо имеет на это веское право.
Здесь было все: и уникальные декорации, которые подбирались особенно тщательно, и шикарные костюмы, которые превращали актеров в сказочных героев, и, конечно, слаженный актерский коллектив. В списке играющих немало знакомых имен, поэтому спектакль не мог получиться неудачным. Но, на мой взгляд, самыми энергичными и живыми персонажами пьесы стали Папагено (засл. деятель РК Тахир Восилов) и Папагена (арт. Татьяна Костюченко), ловец снов и его перевоплотившаяся избранница. Уж очень они были убедительными: играли здорово, и было видно, что они получают колоссальное удовольствие от того, что происходит на сцене. Эти яркие персонажи заставили всю постановку заиграть новыми красками.
Еще хочется отметить неординарность режиссерских решений. Так, у не совсем земных ловцов птиц появились вполне себе земные детишки. Причем не один и не два, а целая корзинка улыбающихся мордашек. Или, например, когда Царица Ночи (арт. Ольга Бобрик) взмыла вверх, в самое-самое небо. Такого спецэффекта никто не ожидал, но режиссер поработал над этим на славу.
Здорово, что постановки ТЮЗа всегда наполнены новизной и оригинальностью и даже знакомые сказки и персонажи обретают новое дыхание.
Юные зрители восторженно приняли спектакль.

ТАКАЯ СОВРЕМЕННАЯ ЗОЛУШКА

Людмила Мананникова
Март 12, 2016 , педагогический журнал «Коллеги»
Тюзовский спектакль, как никогда, был очень интерактивным. Актеры, к восторгу зрителей, гуляли по залу, примеряли потерянную золушкину туфельку девочкам из первого ряда, спрашивали совета у зрителей, и мальчишки и девчонки старательно подсказывали нашим героям. Так, когда Золушка без пяти минут 12 еще находилась в королевском дворце, кучеру кареты грозило из-за этого превратиться в рыжего таракана, а карете – в тыкву, зал так разволновался и зашумел, что актерам было трудно говорить. Зрители успокоились только тогда, когда добрая Фея подсказала Золушке: пора, во избежание недоразумений, уходить с бала.
Изюминкой спектакля была четверка лошадок в балетных пачках – это были девочки их театрального кружка при театре «Ручей-ручеек». Султан Усманов рассказал, что дети даже выдержали «кастинг» — так всем хотелось быть на настоящей сцене с настоящими актерами…
Я обратила внимание, что в сегодняшней постановке не было одного главного и очень симпатичного персонажа из старинного и любимого всеми нами фильма «Золушка» – мальчика-Пажа. Помните его коронную фразу: «Я не волшебник, я только учусь»? «Паж был, — пошутил режиссер Султан Алимжанович, — он, поседевший, сидел в зрительном зале, это я сам…» Что ж, в каждой шутке есть доля истины…
Как известно, сегодня многие театры свои спектакли модернизируют, приближают к современности. Я так к этому привыкла, что мне даже показалось, что Король протянул Золушке не пригласительный билет на бал, а визитку. Но я ошиблась – это был все же пригласительный билет. Также во время одной из репетиций я смотрела на Золушку – Кристину Золочевскую – в современных брюках (красивого бального платья на ней еще не было – только условная юбка), и думала: а почему бы так и не оставить? Вполне современно. Ведь поставили же лермонтовцы вариант «Ромео и Джульетты» Шекспира «вне времени и пространства»? Кстати, считаю, что он вполне имеет право на существование, мне было очень даже любопытно его смотреть.
Но режиссер Султан Усманов, как известно, не сторонник вот таких модерновых постановок. Он считает, что классика должна оставаться классикой, что поставить спектакль на современный лад – не проблема, труднее – сделать интересным, найти что-то в спектакле, известном по огромному количеству постановок.
Но, понятно, классический вариант – совсем не значит – не современный. И спектакль «Золушка» в ТЮЗе им. Н.Сац оказывается даже супер-актуальным сегодня — и для детей, и для взрослых. Тройка: Мачеха (арт.Ирина Шитова) и ее дочери — Злючка (арт. Наталья Семенова) и Колючка (арт. Виктория Остапенко) выглядят очень даже современно. К сожалению, в сегодняшней жизни таких персонажей много. Они считают, что пробиваться в жизни нужно не с помощью своих талантов, умений, доброго отношения к людям, а с помощью наглости, бесцеремонности, ярких нарядов… Главное — быть поближе к власти, к деньгам… Ведь это раньше дети собирались в космонавты, инженеры, физики… Сейчас престижные профессии — менеджеры, таможенники, бухгалтера. Ну а быть «кумом Королю» с точки рения Мачехи и Советника – высшая почесть. Сколько таких реальных персонажей мы сегодня видим по телевизору! Сколько девушек с надутыми губами и без мозгов в голове встречаем в реальной жизни!

ДЛЯ КЛАССИКИ ВЕСЬ МИР – РОДНОЙ ДОМ

Надежда Евгеньевна Румянцева, зав.педагогической частью театра:
— Над классикой не властно время. Оно почтительно расступается перед произведениями классической литературы, впуская их в вечность. В них — гармоническая полифония разума, чувств одного человека и человечества. Для классики весь мир – родной дом. Человек в произведениях мировой классики может для себя найти все, в ком и в чем нуждается. Хочет обрести друга – пожалуйста, хочет получить мудрый совет – пожалуйста. Хочет найти выход из тупиковых ситуаций – пожалуйста. Эти «пожалуйста» можно продолжать до бесконечности. Обрести себя, душевный покой помогают не лекарства-депрессанты, а классика. Классика как бы говорит нам: «Обращайтесь. Я выслушаю, пойму…» Фразу Некрасова я хочу применить к определению классики. Она – «сеятель разумного, доброго, вечного». И поэтому наш театр и классика идут рядом: плечо к плечу, рука к руке.
В репертуаре нашего театра 80 процентов спектаклей основаны на произведениях классической литературы, таких авторов как, например, Вильям Шекспир, Фонвизин, Алексей Толстой, Аркадий Гайдар, Ганс Христиан Андерсен, Перро, Чингис Айтматов, Александр Грин… Большинство спектаклей озвучены высокой классической музыкой и она не фон, а действующее лицо театрального действа.
И очень жаль, что классики, их произведения, образцы мировой культуры сегодня стали изгнанниками из школьных программ. А ведь классика – это еще и память, в которой временные пространства, эпохи представлены гениями человечества. Их надо знать, так как они — в генетическом коде мировой культуры человеческого сообщества.
Детей надо учить помнить имя свое, а это значит, учить на тех произведениях, которые являются гордостью мировой классики и мировой культуры. Смешно, когда ученик говорит, что главный герой повести «Муму» Ивана Сергеевича Тургенева – корова. Ребенку обидно, когда он смешон, ребенку хочется быть значимым. И наш театр помогает ему в этом его желании.
Родители меня часто спрашивают: какого возраста ребенок может посещать театр? Я отвечаю: «Ваш ребенок родился, чтобы познавать мир во всем его многообразии. Так дайте ему эту возможность уже с пеленок. В грудничковом возрасте он будет приобщаться к миру чувств, прильнув к маме. А когда ребенок научится ходить, он сам определит, что смотреть и сколько. У каждого ребенка общение со спектаклем индивидуально. Приобщение к искусству не имеет временных ограничений».
Наш театр — живой организм. Спектакль общается с юным зрителем, вступает с ним в диалог, вызывает в нем разные чувства, в том числе и сопереживание. В нашем театре ребенок имеет возможность быть живым человеком, значимым.
Реализация материала того или иного классика созидателями наших спектаклей классические. Режиссеры, актеры идут по пути осмысления произведений классиков. Следуют за автором в мир его понимания человека, своей эпохи, а отсюда у созидателей наших спектаклей трепетное отношение к авторскому слову, авторскому замыслу и не только. Актеры и режиссеры нашего театра знают, что в фундаменте сути классики лежит понимание. Это умение понимать – в основе деятельности режиссеров и актеров нашего театра.
Наш театр, где поселилась классика – храм разума, добра и вечности, где главное действующее лицо – ребенок.

Заседание «круглого стола» вела Людмила Мананникова. зав.литературно-драматической частью ТЮЗа им. Н.Сац