Get Adobe Flash player
Рубрики
Поделиться

"Программа по обеспечению результативной работой и всеобщая поддержка предпринимательства"

Нас считают
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
«Фэйсбук»
«Фэйсбук»
«Одноклассники»
«Одноклассники»
Белоснежка-ТЮЗ
Белоснежка-ТЮЗ
«Мой мир»
«Мой мир»
«Твиттер»
«Твиттер»
«В контакте»
«В контакте»
«Youtube»
«Youtube»

Елочка, зажгись! («Казахстанская правда»)

Людмила Мананникова

Новогодние праздники во все времена занимали особое место, ведь это временной рубеж между прошлым и будущим. Но если будущее для нас еще тайна, то в прошлое вполне можно заглянуть. Поэтому я приглашаю совершить небольшое путешествие в историю, а именно в начало ХХ века.

Верненский бал

Итак, мы с вами в… январе 1902 года. Прислушайтесь: звучит мазурка. В Дворянском собрании Верного публика отмечает Рождество. Вот как описывает это событие корреспондент газеты «Туркестанские ведомости» граф Валериан Вега: «Костюмы маркизов, напудренные парики, плавные и размеренные движения, глубокие поклоны кавалеров и низкие реверансы дам создают фантастическую картину. Танец закончен, начинается болеро…

Мы переносимся в смеющиеся долины Андалузии. Нервный и пылкий треск кастаньет, гибкие движения танцовщиц, блеск шитых золотом костюмов – кажется, само жгучее солнце счастливого юга вселилось в этот танец… А дальше – танцы средневековой Германии, Франции времен Ришелье, польская мазурка»…

Интересен вывод, который делает автор, описывая рождественский бал: «У нас здесь, на далекой окраине, есть сплоченное, дружное и крепкое общество культурных людей… Есть любовь к изящному и красивому…»

Те же «Туркестанские ведомости» печатают много сообщений о новогодних елках, в том числе для бедноты. Верненская воскресная школа устроила «интернациональную елку», пригласив на нее киргизов, сартов, татар, русских, и все они дружно выплясывали «русскую»… А на одном из праздников додумались нарядить… карагач. Дети танцевали и пели рядом с карагачом не хуже, чем около елки, а затем получили традиционные кульки с подарками… Словом, за сто с лишним лет проведение новогодних праздников сильно не изменилось.

В городе Верном елочный базар был небольшой. Проще было дать прислуге гривенник, и через час она доставляла зеленую елочку. Веселье Рождества плавно переходило в празднование Нового года. Об этом можно судить по сохранившемуся расписанию коммерческого собрания за 1913 год.

«25 декабря. Взаимное поздравление с праздником. 26 декабря. Спектакль «Обездоленный». 27 декабря. Костюмированный маскарад с живыми картинами. 28 декабря. Спектакль труппы «Нарывы жизни». 29 декабря. Премированный маскарад. 30 декабря. Детский праздник – электронная елка с подарками с 6 до 10 вечера, по окончании – семейный вечер, танцы для взрослых. 31 декабря. Танцевальный вечер, кабаре, дивертисмент и встреча Нового года».

Причем Новый год праздновали с размахом – 10 дней. Правда, Деда Мороза тогда не было. Он появился лишь в 1910 году и первоначально был отрицательным персонажем – злобным, сварливым стариком, хозяином трескучих морозов и вечного льда. И имя у него было соответствующее – Дед Карачун.

ТЮЗ – это новогоднее чудо

У большевиков с празднованием Нового года были в целом положительные отношения, хотя и не без недоразумений. Поначалу устраивать новогодние елки было не рекомендовано, но уже 28 декабря 1935 года в «Комсомольской правде» появилось письмо-обращение к комсомольцам «Давайте организуем к Новому году детям хорошую елку». «В дореволюционное время, – говорилось в нем, – буржуазия и чиновники буржуазии всегда устраивали на Новый год своим детям елку. Дети рабочих с завистью через окно посматривали на сверкающую разноцветными огнями елку и веселящихся вокруг нее детей богатеев. Почему у нас школы, детские дома, ясли, детские клубы, дворцы пионеров лишают этого прекрасного удовольствия ребятишек трудящихся Советской страны?»

И когда 7 ноября 1945 года Наталия Ильинична Сац создала в Алма-Ате первый в стране Театр юного зрителя, то первым делом она возобновила прекрасные традиции новогодних елок. Как это было важно для обездоленных войной детей! Вот как вспоминали о первых новогодних тюзовских елках его первые зрители.

Лина Логинова, сестра одного из первых актеров ТЮЗа Павла Ильича Поторока:

– Ах, какие были новогодние елки! Я каждый раз ждала это новогоднее чудо! В театр впускали детей небольшими партиями по 40–50 человек, и с каждой группой разыгрывался отдельный спектакль. Мы искали какие-то ключи от новогодней елки, проходили сквозь несколько залов, каждый из которых был украшен по-своему. Детей встречали сказочные персонажи, которые помогали им добраться до заветных ключей, которые были заморожены в царстве Снежной королевы. Мы проходили по лестнице, украшенной сосульками, от которых веяло холодом. Наконец, на втором этаже заходили в «царство королевы», где на троне сидела Снежная королева, а Кай играл ключом. Только после этого зажигалась елка. Дети водили хоровод, пели песни, рассказывали стихи… Затем открывались двери в зрительный зал, и мы шли смотреть спектакль.

Маргарита Дахшлейгер:

– Таких елок даже в Кремле не было! Это я вам точно говорю. Помню, входят детишки, раздеваются, а вокруг уже кипит карнавал. Ребята знакомятся со сказочными героями, а молодая артистка Юля Карасева поет «Сладкую песенку». Я до сих пор помню ее слова: «Продает меня в палатке /Наш советский продавец,/А зовут меня, ребятки, /Очень сладко – леденец». Вокруг нас, детей, бегали зайчики, лисички. Но главное действие разворачивалось на втором этаже. Туда имел право зайти только тот ребенок, который исполнит песенку или стишок. А там уже стояла прекрасная елка, а вокруг нее – хоровод во главе с Дедом Морозом. Потом все спускались в зрительный зал и начинался концерт…

Толеш МАЖИКЕЕВ:

– В ТЮЗе после войны появились первые новогодние елки, что для нас, ребят, было большой радостью. Не помню, кто исполнял роли Деда Мороза и Снегурочки, а Шута помню – его играл наш любимец Юра Померанцев. Потом, уже гораздо позднее, когда я водил в театр русской драмы имени М. Лермонтова гостей, которые приезжали к нам в Алма-Атинский областной институт усовершенствования учителей из разных городов Советского Союза, они, не зная моей детской привязанности к актеру, восхищались Юрием Борисовичем, и я был очень рад этому.

В ожидании чуда

«Каждый день в Театре юного зрителя собирается множество детей, – писала газета «Ленинская смена» 8 января 1946 года. Здесь так светло и весело, столько неожиданных радостей встречает ребят.

…Новогодний бал. В костюмах разных времен и народов гуляют маски. Из репродуктора доносится голос диктора: «Девятая маска, поднимитесь в Золотой зал, вас там ждут». И вот пушкинская Татьяна, взволнованная предстоящей встречей с Онегиным, отделяется от группы гуляющих.

А вот медведь преследует бабочку… В зрительном зале идет концерт. Со сцены льются звуки колоратурного сопрано Куклиной. А вокруг елки продолжают кружиться пары. Среди них маска, обращающая на себя внимание всех участников бала-маскарада. Ее костюм «сталинская Конституция» получает на балу первый приз. А сверх яркая бабочка – второй приз».

Будучи активисткой ТЮЗа конца 50-х – начала 60-х годов, также участвовала в новогодних елках. Мы, дети, наряжались в костюмы зайчиков, лисичек, других лесных зверюшек и помогали актерам вести праздник. Помню замечательного Лешего – актера Геннадия Листопадова, в которого я была немного влюблена…

ТЮЗ и сегодня не отстает от славных традиций, заложенных Наталией Сац. В эти новогодние праздники юные зрители побывают на спектакле «Щелкунчик», а затем их ждет представление у новогодней елки с играми, песнями, танцами, подготовленное актрисой театра Татьяной Костюченко.

Новый год с его снежинками, елочными гирляндами, фейерверками, запахом апельсинов и вечной загадкой жизни нельзя не любить. И хотя мы давно уже вышли из детского возраста, все равно с нетерпением ждем новогоднего чуда, верим, что Новый год обязательно принесет много приятных сюрпризов, и все в нашей жизни будет хорошо!

http://www.kazpravda.kz/fresh/view/elochka-zazhgis1/

Добавить комментарий