Get Adobe Flash player
Рубрики
Поделиться
Электронные государственные услуги

"Программа по обеспечению результативной работой и всеобщая поддержка предпринимательства"

Нас считают
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
«Фэйсбук»
«Фэйсбук»
«Одноклассники»
«Одноклассники»
Белоснежка-ТЮЗ
Белоснежка-ТЮЗ
«Мой мир»
«Мой мир»
«Твиттер»
«Твиттер»
«В контакте»
«В контакте»
«Youtube»
«Youtube»

Древо познания («Вечерний Алматы»)

Юрий КАШТЕЛЮК

Древо познания1Исполняется 145 лет со дня рождения мастера деревянной скульптуры Исаака Иткинда

В послевоенное время по улицам Алма-Аты ходил седовласый и седобородый человек. Он что-то неразборчиво говорил и демонстрировал прохожим склянки с разными жидкостями. Это был скульптор Исаак Иткинд.

В ту пору он пытался заработать химической чисткой одежды, но клиентов не было, зато его всегда окружали мальчишки и девчонки. Старик вырезал из дерева фигурки и дарил их детворе.
Счастливая ребятня, заполучив деревянные куклы, разбегалась по своим дворам. Но это были не простые игрушки, а произведения искусства. И пожалуй, никто из обывателей, проходивших мимо, даже представить не мог, что этот человек водил дружбу с Маяковским, Есениным, Горьким, Алексеем Толстым, Шагалом.
Но это было. В 1920-е годы Иткинд пользовался большой популярностью в творческой среде. Правда, несмотря на это, нуждался, не мог самостоятельно рекламировать свое искусство. Из-за недоедания он частенько ходил поникшим.

????????????????????????????????????

Когда Горький встречал скульптора в коридорах различных учреждений культуры, он спрашивал: «Иткинд, почему ты такой кислый?», а тот отвечал вопросом на вопрос: «Горький, а почему ты такой горький?».
Горький и его перечисленные выше коллеги понимали, что имеют дело с очень одаренным человеком, а потому опекали его, при возможности добивались, чтобы скульптору выплачивали различные пособия, выдавали пайки.
Между тем в детстве Исаак Иткинд даже представить не мог, что свяжет свою жизнь с искусством. В типографию, куда юного Иткинда устроили друзья, ему в руки попался альбом с произведениями скульптора-реалиста Марка Антокольского. Он нашел укромный уголок, стал листать эту увесистую книгу. И забыл обо всем… К будущему скульптору пришло понимание, что он свяжет свою жизнь с творчеством.
Иткинд стал лепить. Произведения начинающего скульптора имели успех.
Он поступил в школу живописи Вильно, а затем перебрался в Москву, так как довольно быстро в профессиональном плане превзошел своих учителей.
В Москве Иткинду порекомендовали поступить в студию скульптора Сергея Волнухина – автора памятника первопечатнику Ивану Федорову. Наставники из Вильно снабдили Иткинда рекомендательными письмами, которыми начинающий скульптор набил все свои карманы.

????????????????????????????????????

Но прославленный монументалист сказал, что ему эти бумажки не нужны, обеспечил Иткинда глиной, велел пригласить натурщицу и предложил абитуриенту в качестве экзамена вылепить что-нибудь.
Абитуриент растерялся, он никогда раньше не сталкивался с обнаженной натурой и очень стеснялся. Ему даже было как-то странно смотреть на то, что студенты абсолютно спокойно работают в присутствии обнаженной девушки. Иткинд убежал, долго бродил по Москве, а потом за деньги нанял жрицу свободной любви, привел к себе в коморку и попросил раздеться… чтобы позировать ему в качестве натурщицы.
На утро Иткинд принес вылепленную ночью скульптуру и плюс к этому в мастерской Волнухина слепил еще одну – он больше не боялся натурщиц. И Волнухин сказал: «Способный малый, беру тебя на обучение».
Иткинд стал быстро расти профессионально.
В 1937 году в Эрмитаже состоялась выставка, посвященная 100-летию со дня смерти Пушкина, на которой была представлена работа Иткинда «Умирающий Пушкин». Скульптор творил ее самозабвенно, днями не выходя из мастерской в Питере, которую ему подарил Киров.
Иткинд очень любил произведения поэта, томик с пушкинскими стихами был его настольной книгой. В итоге работа Иткинда произвела фурор, была признана одной из лучших.
Между тем скульптор никогда не стремился к стопроцентному портретному сходству.
«Имеет решающее значение внутренний мир человека. Когда я смотрю на живую натуру или работаю по воображению, для меня важна человеческая сущность, характер человека. Именно это я хочу выразить в работе. Самое ценное, что есть в человеке, – его душа. Она прекрасна. А прекрасное вечно», – говорил он.
После этой выставки Иткинд попал в горнило репрессивной машины, его поместили в Кресты, пытали, выбили зубы, а затем отправили в ссылку в Казахстан.
В отличие от другого одаренного художника Сергея Калмыкова, Иткинд не замыкался в иных мирах, он ценил и любил жизнь.
В Алма-Ате он создал целый ряд ярких произведений, среди которых «Отдыхающий Джамбул», «Амангельды», «Абай» и другие работы. Он был членом Союза художников СССР, в последние годы жизни ему присвоили звание заслуженного деятеля искусств Казахской ССР.
Работы Иткинда хранятся в Государственном музее искусств имени А. Кастеева, в Центральном государственном музее РК, в Русском музее, Эрмитаже, Музее А. С. Пушкина в Санкт-Петербурге, музеях Франции, США.
Очерки, посвященные Иткинду, написаны Юрием Домбровским, Морисом Симашко.
«Образы, воплощенные Иткин¬дом в скульптуре, светятся добротой, в этом их ценность, это мастер, который в прямом смысле сеял разумное, доброе, вечное», – подчеркнула руководитель сектора графики научного центра «Изобразительное искусство Казахстана» ГМИ имени
А. Кастеева Самал Мамытова.
Иткинда не стало в 1969 году, фактически он прожил целый век.

Юрий КАШТЕЛЮК
Фото Сергея ХОДАНОВА
Материал подготовлен совместно с ГМИ им. А. Костеева
http://vecher.kz/how2rest/drevo-poznaniya

Из очерка Людмилы Енисеевой-Варшавской, опубликованного в журнале «Простор» «Скульптор Иткинд по дороге в рай». 

Наталия Ильинична САЦ, театральный режиссер:
– Об Исааке Яковлевиче жившие в Алма-Ате во время эвакуации художники говорили с восторгом. «Вы можете сделать для нас Джамбула?» – спросила я его, зная, что он давно мечтает вырезать портрет акына из дерева. – Нам нужна скульптура для оформления только что выстроенного ТЮЗа. Она будет помещаться в юрте с открытым пологом. Юрта будет стоять у входа в Золотой зал. Стены будут расписаны картинами на сюжеты казахских легенд и сказок, а Джамбул будет как бы приглашать маленьких зрителей в мир этих легенд и сказок». Старый мастер в ответ пожал мои руки так горячо, словно я попала в сердцевину его мечтаний. Я наивно думала, что, достав ему материал такого же типа, каким я обеспечивала художников-декораторов, выхлопотав ему, бездомному, паек и на время комнатку в здании театра, я создам ему базу для работы. Мои хлопоты и паек Исаак Яковлевич принял с благодарностью, а предложенный материал отверг с королевским величием. С разметавшимися седыми волосами, в каком-то странном одеянии из холста, с горящими глазами, он был похож на короля Лира, застигнутого на перепутье бурей. И сказал: «Для того, чтобы моя скульптура дала живого Джамбула, мне нужно дерево, которое растет».
Вместе с секретарем горкома Шмельковым мы обошли все предгорья Алатау, но ничего из выбранного нами Иткинд не принял. «Ищите ваше дерево сами!» – сказала мрачно я, и Иткинд бросился на поиски. Он вставал рано утром и приходил поздно ночью. Наконец однажды сказал: «Нашел!» Это был столетний карагач в самом центре города. Но кто же разрешит спилить его? Ну, а скульптор потерял аппетит и сон, днем и ночью приходил на свидание к дереву, часами простаивал возле его мускулистого ствола, гладил причудливые складки темной коры, иногда даже плакал от восторга и вдохновения.
Можно было бы написать целый роман о том, что было потом. Скажу только, что в анналах ТЮЗа долго хранился уникальный документ – решение исполкома Алма-Атинского горсовета о том, что театру разрешается спилить столетний карагач на углу проспекта Сталина и Октябрьской улицы.
И вот Иткинд начал работу. Он совершенно забыл про свой возраст – а ему было за 70, стал ходить вприпрыжку, часто смеялся, не на шутку увлек готовую ему ассистировать молодую билетершу Соню. Казалось, дерево, еще недавно жившее единой могучей жизнью со всей природой, вдохнуло новую жизнь в скульптора.

Адриан Сергеевич РОЗАНОВ, журналист, писатель:
– Вернувшись с войны, я поселился в Алма-Ате, куда через какое-то время была выслана после отсидки в сталинских лагерях моя мама – Наталия Ильинична Сац. И когда ее стараниями и неустанными хлопотами был возведен и запущен в действие первый в Казахстане Театр юного зрителя, я стал работать там заведующим литературной частью. Мама была человеком крайне ответственным и беспокойным. Она все придумывала, планировала, претворяла в жизнь и прослеживала сама. Предложив бесприютному и безработному Иткинду выполнить для оформления только что отстроенного ТЮЗа фигуру Джамбула и даже раздобыв для будущей скульптуры облюбованный им карагач, она снабдила, конечно же, самого Исаака Яковлевича и появившуюся к тому времени его возлюбленную Соню крышей. Сделав все это, мама занялась другими делами. Их было невпроворот, и она на какое-то время забыла как о своем заказе, так и о его исполнителе. Дней через десять она отправилась совершать обход только что достроенного театра и начала маршрут со служебных цехов, подсобных и жилых (тогда здесь ютились многие семьи театральных работников  помещений.

Полностью очерк Людмила Енисеевой-Варшавской вы можете прочитать здесь:  СКУЛЬПТОР ИТКИНД ПО ДОРОГЕ В РАЙ

Добавить комментарий