Get Adobe Flash player
Новости
Новости

Новости ТЮЗа им.Н.Сац

Рубрики
Поделиться
Новости
Новости

Новости Министерства культуры и спорта Казахстана

Электронные государственные услуги

"Программа по обеспечению результативной работой и всеобщая поддержка предпринимательства"

Нас считают
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
«Фэйсбук»
«Фэйсбук»
«Одноклассники»
«Одноклассники»
Белоснежка-ТЮЗ
Белоснежка-ТЮЗ
«Мой мир»
«Мой мир»
«Твиттер»
«Твиттер»
«В контакте»
«В контакте»
«Youtube»
«Youtube»

Говорят, под Новый год, что не пожелается…

Новый год – праздник необычный.  Новый год – это волшебство, запах хвои, вера в чудо… Потому что, как четко сформулировал Сергей Михалков:  «Говорят, под Новый год, что не пожелается, все всегда произойдет, все всегда сбывается…»

Накануне Нового, 2018-го года,  я вспоминала Новогодние праздники прежних лет с двумя удивительными женщинами. Первая из них – Евгения Ивановна Василькова, создававшая ТЮЗ вместе с Наталией Ильиничной Сац, вторая – заслуженная артистка РК Татьяна Тарская.

— Помню, как к нам в школу  на Новый год были приглашены актеры-кукольники, — вспомнила Евгения Ивановна. —  Главное действующее лицо в их представлении был Петрушка. Он представлял других кукол, задавал им вопросы, ответы были очень забавными. Я тогда училась в первом кассе, но очень хорошо  запомнила и этого Петрушку, и этот спектакль! Даже помню школьный класс, в котором нам показывали это представление.

Или вспоминаю, как во Дворце культуры, будущем театре Лермонтова, а потом  Уйгурском театре, был концерт для детей. Нам давали  там подарки. Дети были очень плохо одеты – это было перед войной – и взрослые как-то старались помочь детям. Кстати, первые елки стали восстанавливать в СССР где-то в 35-36 годах – до этого Новый год считался буржуазным праздником. Так вот тогда одну девочки подняли и хотели ей подарить туфли – она была плохо одета. Но вдруг увидели у нее на ногах очень хорошенькие туфельки и подарок ей не дали.  Хотя, скорее всего, ради праздника девочка  попросила у кого-то «взаймы»  туфли. Она, конечно, очень расстроилась, что осталась без подарка…

Когда  я училась в четвертом классе, мы на Новый год ставили пьесу «Морозко».   Не запомнила главных действующих лиц, но помню, как я бегала по сказочному лесу и кричала: «Я подосиновик нашла!» Это была моя первая роль.

Ну а когда я уже работала в ТЮЗе, перед Новым годом мы, актеры,  собирались в театре, переодевались и шли на каток – сейчас, на улице Джамбула, это спортивный комплекс «Динамо». Катались, получали много удовольствия, потом возвращались в театр и так уставали, что некоторые наши актеры просто ползли на четвереньках. Это было очень смешно. Было часов 11 вечера,  все на нас смотрели и смеялись. Это было прекрасное время!

В зимние школьные каникулы мы, актеры, участвовали в разнообразных концертах – веселых,  интересных представлениях. Читали стихи детских писателей:  Сергея Михалкова, Агнии Барто, пели детские песенки – в основном их исполняла  Юля Карасева – наша первая Красная шапочка. Я больше  участвовала в танцах:  «Кота и Кошечки», «На катке».  Наша артистка Риточка Костенко была Снегурочкой. Дедом Морозом был артист Вересов, а иногда – позднее — знаменитый кукольник Павел Поторока. В наших концертах вместе с тюзянами, как мы себя называли, участвовали актеры драмы, например, Зинаида Морская – очень интересная актриса. Она снималась в фильмах Леонида Трауберга «Актриса» — в 1942 году, «Нашествие» Абрама Роома – в 1944 году. Зинаида Морская, известная актриса оперетты, посчитав, что в годы войны ее профессия неуместна, решила оставить сцену. Но потребность в песне на фронте, в тылу и в госпиталях оказалась для многих естественным и необходимым желанием, а для певицы — открытием. И она  возвратилась  к своей профессии.

Часто для детей на каникулах мы показывали спектакль «Снежная королева». Через  много лет я прочитала в статье своего двоюродного брата  знаменитого актера Льва Прыгунова:  «В Алматинском ТЮЗе работала моя двоюродная сестра. Она, естественно, приглашала меня на все спектакли. Мне запомнился спектакль «Снежная королева». Он оставил у меня колоссальное впечатление!»

На елки мы делали игрушки больше сами, чаще  из ваты. Вспоминаю ночные репетиции первых лет открытия театра.  Новый год мы дружно встречали с…  кукурузным лепешечками. Ничего больше не было. Долго после окончания войны было очень тяжело. Накрытые столы появились  позже.

Да, много воспоминаний… Но…  Как говорила моя любимая Фаина Раневская, «Новый год — это грустное расставание со старыми иллюзиями и радостная встреча с новыми».

А вот каким воспоминаниями поделилась со мной заслуженная артистка РК Татьяна Николаевна Тарская.

— Новый год для нас, актеров, особый праздник. Конечно, он дорог нам, как и всем людям, но особенно всегда  нравился актерам тем, что в предновогодние дни можно подзаработать денег. В советское  время каждая организация приглашала на Новогодний праздник деда Мороза и Снегурочку. Это было для актеров самое «хлебное» время. Я понятно, выступала в роли Снегурочки.

Приехали как-то мы  на одно  предприятие, переоделись, собрались вести елку, и тут появилась вторая такая же новогодняя бригада. Один раз две встретившиеся «новогодние бригады» поссорились, а второй раз дружно провели Новый год все вчетвером – два деда Мороза и две Снегурочки. «А теперь еще к нам один дед Мороз приехал со своей Снегурочкой!, — бодро объявил первый дед Мороз. – Давайте их встретим! В общем, все прошло довольно весело.

Платили нам тогда немного – 30-60 рублей, если 60 – кому-то очень крупно повезло. Но при моей зарплате 95 рублей это все равно были приличные деньги. Новогодняя бригада состояла, как правило, из трех человек: из Снегурочки, деда Мороза и баяниста.

Один раз я  приехала на елку с Дедом Морозом, а он, мягко выражаясь, был не совсем трезвый. Сел под елочку, а  двигаться не может. Я объяснила зрителям, что Дед Мороз очень устал с дороги, пусть посидит, отдохнет, и  всю елку провела одна. Скакала, прыгала, устала до смерти. А ведь мне надо было еще бежать на следующую елку.

Был даже такой старый  актерский анекдот. Приглашают актера работать в Голливуд. Он говорит: «Я так счастлив, что меня заметили. А когда это будет?» «В конце декабря». Он отвечает: «Нет, я никак не могу, у меня елки».  Сейчас это, конечно, смешно звучит.

— Я тоже вспомнила, как позвонила одному актеру из театра Лермонтова, нам нужно было опубликовать в газете фото деда Мороза, и он был очень разочарован: думал, что я его приглашу «морозить» на какую-нибудь елку.  А если просто театральные накладки – не обязательно новогодние?

— Во МХАТе шел спектакль «Кремлевские куранты» — это мне один зритель рассказал. И на сцене стояли книжные полки (понятно, картонные). Идет серьезная сцена с Лениным и тут на голову Ленина падает «книжная полка». Вероятно, монтировщик «книжную полку» не прибил гвоздями, чтобы она крепко держалась. Рядом с Лениным на сцене Дзержинский. Понятно, возникает пауза: что делать? А ведь спектакли, посвященные Ленину, в то время были очень ответственные. И Ленин потихонечку «полки» от лысины двигает назад. Помощник режиссера побежал за монтировщиком, он стал забивать гвозди – и удары звучали как выстрелы.

Или у нас в ТЮЗе шел спектакль «Конец Хитрова рынка». На сцене – наш актер Петр Иванович Морозов. Под конец спектакля, когда он громко произносит  «Конец Хитрова рынка!» и бьет о пол сапогом, пол под ним проваливается и он падает вниз. Не знаю, веселился ли зритель, но нам, актерам, было очень  смешно. Ведь Хитров рынок по спектаклю – рассадник криминала, жуликов, негодяев.  Или у нас был такой актер — Вениамин Ким. Он играл в спектакле принца и по сюжету  был «в цепях». А Вениамин любил поспать, он мог даже уснуть, когда ехал стоя в троллейбусе. И вот по сюжету спектакля он должен что-то говорить, рваться из цепей, а он себе спит. Кое-как его разбудили. Он со сна: «Что, где я нахожусь? Что случилось?»

Это мы называем театральными накладками. Не знаю, как зрителям, но нам, актерам, всегда бывает очень смешно.

Ну а в конце своих  небольших интервью Евгения Ивановна и Татьяна Николаевна поздравили всех зрителей нашего театра  с Новым годом. «Под Новый год принято желать всем крепкого здоровья, — сказала Евгения Ивановна, вспомнив свою любимую Фаину Раневскую, — так давайте не будем желать друг другу здоровья, а просто будем здоровы!»

Людмила Мананникова.