Get Adobe Flash player
Новости
Новости

Новости ТЮЗа им.Н.Сац

Рубрики
Поделиться
Новости
Новости

Новости Министерства культуры и спорта Казахстана

Электронные государственные услуги

"Программа по обеспечению результативной работой и всеобщая поддержка предпринимательства"

Нас считают
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
«Фэйсбук»
«Фэйсбук»
«Одноклассники»
«Одноклассники»
Белоснежка-ТЮЗ
Белоснежка-ТЮЗ
«Мой мир»
«Мой мир»
«Твиттер»
«Твиттер»
«В контакте»
«В контакте»
«Youtube»
«Youtube»

БЕЗ ЛЮБВИ НЕ БЫВАЕТ ЖИЗНИ

Чингиз Торекулович Айтматов — знаменитый писатель, народный писатель Киргизской ССР, народный писатель Казахстана, дипломат, Герой Киргизской Республики.
В этом году у него юбилей – ему исполнилось бы 90 лет. А 10 июня  – у него тоже круглая и, увы, грустная дата – 10 лет со дня смерти.
Ему мы посветили нашу on-line конференцию.

— Как известно, несколько лет назад в ТЮЗе был поставлен спектакль «Белое облако Чингисхана» по повести Чингиза Айтматова. С этого спектакля мы и начнем наш разговор о великом писателе.
Заглянув в Интернет, я узнала, что когда-то повесть была включена в роман Чингиза Айтматова «И дольше века длится день», но потом из политических соображений оттуда изъята.
Вот как объяснял факт появления повести при романе сам Чингиз Айтматов.
«Читателю предлагается повесть к роману. Что это – новый жанр? Разумеется, жанра такого не бывает. Но если допустить, что в жизни всякое случается, то имеется в виду повесть к роману «И дольше века длится день», опубликованному в «Новом мире» девять лет тому назад. Не стану рассказывать, почему этого текста не было в первоначальном варианте в пору идеологического диктата, когда всевидящие цензоры и разного рода «мнения сверху» решали участь произведения в административном порядке. Нередко приходилось ради прохождения книги «в целом» соглашаться на наименьшее из зол, чтобы, образно говоря, не перегрузить корабль, идущий к читательским берегам в жестокий шторм.Далеко не всегда удавалось «допеть недопетую песню». Но вот такая возможность представилась. И я предлагаю журналу эту часть, использовано одно из устных преданий кочевья о Чингисхане, миф, мало соотносимый с исторической действительностью, но много говорящий о народной памяти…»
…И вот Театр для детей и юношества им. Н. Сац несколько лет назад показывает зрителям премьеру – театральную версию пострадавшей повести.
Прежде всего, впечатляют декорации, талантливо выполненные главным художником театра Владимиром Пономаревым. На зрителя прямо нацелены колья, напоминающие, что на сцене – жестокий век. Из этих же кольев, как из кубиков, будут собраны трон, чаши, другая атрибутика сцены…
Очень интересно сделан «главный персонаж» спектакля – белое облако. Оно просто ошарашивает зрителя, оно живое, и по мере развития действия белое полотно облака превращается то в песчаную бурю в степи, то в мрачную тучу, то просто вместе с музыкой, которая по мере развития действия становится все напряженнее и тревожнее, передает настроение спектакля…
В спектакле много интересных режиссерских находок, например, колыбель ребенка, спускающаяся с неба, ребенка, которому вот-вот предстоит потерять своих родителей…
Были искренни в своих ролях актеры Вячеслав Анисов (сотник Эрдене) и Татьяна Костюченко (Догуланг, вышивальщица знамен). Догуланг, готовая погибнуть, но не выдать своего любимого и тем спасти его от смерти, и Эрдене, добровольно идущий на казнь, но не предающий свою любовь. Вот такой айтматовский вариант Ромео и Джульетты…
Понравилась мне Алтун (О.Коржева,Н.Бардина), которая «бродила, подбирая у вчерашних очагов остатки подгорелой и брошенной пищи, складывая про запас полуобглоданные кости в сумку, и среди прочего наткнулась на оставленную кем-то овчину, взвалила ту шкуру себе на плечи, чтобы постелить ее на ночь под себя и ребенка, матерью которого она оказалась поневоле…»
Правда, не хватило мне в спектакле закадрового голоса, читающего прекрасный текст Чингиза Айтматова. Например, вот такой:
«Тревожно и тщетно обозревал хаган небеса, прислонив дрожащую ладонь к глазам, нет, не задержалось, не отстало в пути белое облачко, не было его ни впереди, ни позади. Так неожиданно исчезло оно, неизменно сопровождавшее его белое облачко. Больше оно не появилось ни в тот день, ни на второй, ни на десятый. Облачко покинуло хагана.
Дойдя до Итиля, Чингисхан понял, что Небо отвернулось от него. Дальше он не пошел. Отправил завоевывать Европу сыновей и внуков, сам же вернулся назад в Ордос, чтобы здесь умереть и быть похороненным неизвестно где».
…Ну а прекрасное белое облако, как известно, появляется в нашей жизни только над людьми с чистой душой и чистыми помыслами. И совсем неважно, соответствует ли легенда исторической действительности…

Аида Сайжанова, зритель
Образ легендарного полководца и правителя часто появляется в различного рода произведениях. Истории чужого успеха редко оставляют равнодушным, поэтому доказывать очевидную актуальность постановки бессмысленно.
В спектакле ТЮЗа Чингисхан предстает не только жестоким завоевателем, Сотрясателем Вселенной, делается попытка увидеть в нем человека. Несчастный, которого гнали вперед внутренние демоны и призраки прошлого — таким представился мне Чингисхан. Сын, проклятый любимой матерью, муж, вернувший возлюбленную из плена и растивший, возможно, и не своего ребенка ради нее. Он стремился доказать всем и вся, что достоин многого. Но верил ли в это сам?
Неким противовесом внутреннему конфликту великого хана выступает трагическая любовная линия сотника и девушки, вышивавшей знамена. Чингисхан на время похода запретил своим бойцам заводить семьи, считая, что беременные женщины и младенцы задерживают продвижение войска. За нарушение приказа — смерть. Однако рождение и смерть — механизмы жизни, против которых даже воля правителя — ничто. Вероятно, Чингисхан и признал поспешность, неосуществимость своего приказа, но уже ничего не мог поделать. «Неисполнение своего слова правителем является гнусностью», — заключает он и приказывает повесить ослушавшихся. Вновь конфликт: великодушие против долга. По большому счету, хану нет дела до пары, осужденной на казнь. Решение не принесет ему ни радости, ни печали. Но закон един для всех. Сотрясатель Вселенной не имеет права на сомнения и ошибки. Решение предопределено.
Впрочем, о сюжете спектакля можно говорить долго. Ведь легенда, что в основе, великолепна. Отметить хочется иное. Музыка, декорации, костюмы — то, благодаря чему постановку можно охарактеризовать одним словом: атмосферно.
Атмосферно. Захватывающе. Зрелищно.

София Галибабаева, зритель.
Повесть «Белое облако Чингисхана» открывает перед нами, читателями и зрителями, картину жизни воинов во времена великих монгольских завоеваний. Вот и в ТЮЗе им. Н.И. Сац актеры воссоздали одну из сцен, которую описал Чингиз Айтматов. Жесткие условия, которые установил великий хан во времена походов на Запад, привели к большой трагедии в семье одного из сотников Эрдене. Запрет на деторождение, ослушание которого каралось смертной казнью, поставил молодую пару в затруднительное положение, так как к этому времени их ребенок вот-вот должен был появиться на свет. Молодая мать Догуланг (Ольга Бобрик, Татьяна Костюченко) не поддается никаким пыткам и унижениям, защищая Эрдене, не называет его имени. Не вынося издевательств над своей возлюбленной, мужчина все же выдает себя, тем самым нарекая новорожденного стать сиротой. Единственной, кто остался у него, стала прислужница Алтун (Ольга Коржева, Наталья Бардина). Женщина скорее хватает ребенка и убегает в степь, но очередная проблема дала о себе знать: здесь никак не прокормить малыша. Обращаясь к Тенгри, Алтун все же удается склонить его на свою сторону: у нее появляется молоко – ребенок сможет выжить.
Для меня огромную роль в спектакле играли музыка и декорации. Белое полотно, которое в начале играло роль слегка волнующегося, затем, с нарастанием грохота музыки, бушующего моря, благодаря умелой работе декораторов-постановщиков превратилось в огромное белое облако, постоянно находящееся над головой Чингисхана. Его играл актер Евгений Ефремов. Интересным стало решение включить в спектакль балет. И несмотря на то, что время его создания не пересекается со временем монгольских завоеваний, такое переплетение эпох мне показалось гармоничным.
Если брать спектакль в целом, то на меня большее впечатление произвели костюмы, внешний вид сцены, приемы перехода от одного действия к другому и, конечно же, волнующий бум барабанов.

Сауле Базарбаева, профессор кафедры математики и математического моделирования Алматинского университета энергетики и связи, зритель ТЮЗа.
— Впервые я узнала о Чингизе Айтматове от моей учительницы литературы Татьяны Дмитриевны Шиловой, как говорили, дочери известного писателя Дмитрия Снегина. Она была влюблена в творчество Айтматова и в девятом классе (это был 1965 год) дала нам два его произведения – «Джамиля» и «Тополек мой в красной косынке», как образец новейшей советской литературы. И мы, понятно, тоже все полюбили эти произведения. Но позже я все время видела Айтматова каждый раз каким-то другим, а когда впервые прочитала его роман «И дольше века длится день», даже совершила для себя небольшое открытие.
Главный его герой Едигей был для меня олицетворением младшего брата моей бабушки – дяди Сакпая. Все в этом произведении совпадало с образом моего дяди. Конечно, я понимаю, что образ казахстанского железнодорожника можно сопоставить со многими тысячами железнодорожников, которые служат на просторах нашей страны. Тем не менее, я поражалась, насколько совпадали мысли, а главное, описание героя Айтматовым с моим дядей. Даже события повести соответствовали тому, что происходило в действительности. Более того, когда я читала первый вариант романа, там были даже танковые учения, и они происходили в действительности на железнодорожном разъезде, который назывался Караой — он находился между станциями Уш-Тобе и Матай. Но в поздних изданиях я почему-то этого факта уже не встретила.
Образ Едыгея так запал в мою душу, что когда все это мы обсуждали с родственниками, детьми дяди Сакпая, мне подсказали еще один факт, который их поразил. В конце повести летит птица, которая говорит имя их рода. Это мелкий род, его никто не знает, а птица его называет. И тогда я еще более утвердилась в мысли, что образ, описанный Чингизом Айтматовым, совпадает с образом моего дяди.
Когда я перечитывала повесть, меня еще один момент поразил -когда Айтматов рассказывает о вековых сплетениях, об истории маленького ребенка во время Монгольского нашествия. Как эта огромная махина, сила, как система, которая существовала в тот момент, все перемалывала, и маленький человек ничего не мог сделать, чтобы защитить свою семью, свой очаг, свою любовь, своего ребенка. Именно об этом поставил ТЮЗ спектакль «Белое облако Чингисхана». Меня поразило соответствие образов романа и образов спектакля, так совпало чтение режиссером этого момента и мое чтение.
Айтматов очень глубоко показал сочетание настоящего и прошлого, и при этом он все время сохранял мысль о такой махине как сила системы. Тогда была монгольская система, потом — система сталинская, советская, но при этом — ощущение светлого, чудного и надежда на лучшее, доброе. Для меня роман «И дольше века длится день» остается самым значимым в моей жизни и в жизни моей семьи. И семья моя тоже убеждена, что образ Едыге – это образ нашего дяди Сакпая.
— Сауле, а дядя Сакпай общался с Чингизом Айтматовым?
— Дядя рассказывал моей аже, что на станцию приезжал какой-то знаменитый писатель, но имя его наша аже не запомнила. На полустанке дядя тогда был только со своей женой, дети все разъехались, они были уже в возрасте, тем не менее, они провели с писателем целый день. — У дяди Сакпая было четыре сына и четыре дочери и один из них Серик Нургаликов — долгое время был директором, художественным руководителем Талдыкурганского областного театр драмы имени С. Мукановой
— Спасибо. Очень интересно. Кто знает, может, когда-нибудь вы и найдете истину, но любимым писателем вашей семьи Чингиз Айматов останется, конечно, уже навсегда.
— Я представляю, каждый читатель в этом произведении видит свое. Мой отец тоже преклонялся перед Айтматовым, считал его труды эталоном. Только теперь понимаю, его поколение видело и узнавало нечто другое, чем мы. И в этом сила гения Чингиза Айтматова.

Татьяна Костюченко, актриса, Кавалер ордена «Курмет».
— Чингиз Айтматов – замечательный писатель. Он, без сомнения классик, писатель мирового значения. Темы, на которые Айтматов писал свои произведения, никого не оставляют равнодушными. Они изучаются в школьной программе. Прошлым летом мы с семьей даже побывали в его музее на Иссык-Куле. Походили по местам, где он был, когда находился на Иссык-Куле.
Легенда «Белое облако Чингисхана» — сама по себе очень интересная. Мы начали репетиции с того, что на сцене стали делать то самое белое облако. Постелили на пол такое большое полотно, начали вертеть им, и оно нам стало давать какие-то образы картин.
Ну а что касается моей роли… Я играла Догуланг, вышивальщицу знамен, и в застольный период мой мозг просто «ломался». Потому что это было очень тяжело. И финальная сцена, когда героев казнят, была психологически тяжелой. Я понимала, что, как Таня Костюченко, такого просто не смогла бы пережить. Поражаешься силе духа людей, которые жили в то время.
Если говорить о партнерах, тепло скажу, конечно, о Евгении Павловиче Ефремове — Чингисхане. Светлая ему память. Он был на месте. Когда выходил на сцену– пробирало до мурашек. Соответствующая музыка была, такая устрашающая. Сразу было понятно, что этому человеку нужно, что он не остановится ни перед чем. Что ни дети, ни жена ему не важны. Самое главное для него – война, захват земель.
Ильяс Турманов был хорош – он играл странствующего человека, предсказателя, из-за которого, собственно, и началась вся эта история.

Наталья Бардина, актриса.
Я очень люблю Чингиза Айтматова. А «Белое облако Чингисхана» в моей жизни – просто эпохальный спектакль. Очень интересно был решен спектакль по режиссуре, очень интересная был сценография, и, конечно, роль Алтун для меня очень значимая. Мы с Султаном Алимжановичем долго над ней работали. Роль очень драматическая.
Этот спектакль современен и сегодня. Он учит зрителей жить, не терять разума, силы воли в любых ситуациях. Жизнь торжествует.
Интересные очень главные герои, которые не побоялись идти, можно сказать, против всего мира. И моя героиня им в этом помогла. Жизнь восторжествовала. Здесь я могу сказать: да, существует чудо, да именно Божественное чудо помогло спасти моей героине, сохранить ребенка.
Новелла эта жизнеутверждающая. Герои приняли смерь за правое дело. Жизнь торжествует. Это, конечно же, классическое произведение.

Софья Кумаровна Раева, ветеран библиотечного дела, общественный деятель, зритель ТЮЗа.
— Чингиз Айтматов – это, наверное, целая эпоха советской литературы. Именно советской, потому что человек киргизской национальности писал на своем родном языке и одновременно на русском, был известен широкой общественности, любим многими читателями Советского Союза.
Первые его произведения вышли в свет в 1958-м году, хотя понятно, я его читала гораздо позднее… Все гонялись за журналом «Новый мир», в котором он публиковался, за роман-газетами, его произведения передавали из рук в руки.
Каждое произведение Чингиза Торекуловича само по себе уникально. «Тополек мой в красной косынке», «Джамиля», «Материнское поле» — в них великолепны женские образы. А сколько уважения, любви к женщине – будь это молоденькая девочка в «Первом учителе», мать Толгонай в «Материнском поле», другие женщины в его произведениях. Они полны силы, образы очень яркие. Хотя кто-то из них страдает и страдает глубоко.
Мое любимое произведение – «Буранный полустанок». Да, в жизни человека бывают события, когда они длятся дольше века. В романе так хорошо говорится о жизни этих людей на полустанке, маленьком, Богом забытым на полустанке – ясно, четко, с великим уважением к этим людям – описывается их жизнь. Странно, но больше всего в «Буранном полустанке» меня потрясли слова учителя, когда он говорит про своих детей: «кормить их моя обязанность, но смогу ли я передать им свой дух?». За дословность не ручаюсь, но вот эта любовь к своей земле, к своим предкам, к своему народу завораживает…
Да, нынешняя молодежь ездит много, передвигается по всему миру – это великое достояние цивилизации, но всегда нужно помнить, откуда ты происходишь.
«Белый пароход» — удивительно трогательное произведение. В «Белом пароходе» мальчик кончает свою жизнь суицидом. Но написал Айтматов это настолько бережно, настолько любя этого мальчика!
В произведениях Чингиза Торекуловича на первое место я бы поставила слово любовь. Он сам в одном из своих интервью говорил, что без любви не бывает жизни.
Еще мне очень нравится фраза Чингиза Айтматова: «Удивительно, во многих городах стоят полководцы на конях и никто не поставил постамент миролюбию». А у него ведь была несладкая жизнь. Отца расстреляли. И еще – во всех его произведениях мать возносят на пьедестал. У Чингиза Торекуловича была удивительная мать. Она спасла детей, так как она, актриса, уехала после расстрела мужа в глухомань, в село…
У Айтматова – еще раз повторюсь – глубинное уважение к человеку как к творению Создателя. Прожив нелегкую жизнь, пострадав от репрессий, Чингиз Торекулович никогда злобно не отзывался о советской власти. Я испытываю огромное уважение к этому писателю. Он не озлобился. Да, он рассказывает о репрессиях, но делает это очень бережно, очень уважительно к читателю.
Мне нравится книга «Плач охотника надо пропастью», написанная совместно с Мухтаром Шахановым. А образы детей! Когда читаешь «Белый пароход», так и представляешь этого мальчика. Своими произведениями Айтматов постоянно заставляет тебя уважать маленькую личность. Не говорит детям: «Ты маленький, ты завтра все поймешь», нет, они живут, существуют в нынешней жизни. Его произведения в этом плане удивительны. А «Плаха», его миф о волчице Акбаре? Кстати, писателю принадлежит удивительное открытие. Слово манкурт вошло в нашу жизнь после этого его произведения. До этого мало, кто знал о манкуртах. В этом плане Айтматов — открыватель очень многих страниц истории. Благодаря писателю, да простят меня другие деятели Киргизстана, именно благодаря его таланту, в мире заговорили об этом горном народе.
Это блистательный талант. И мне жаль, то сегодня выходит мало переводов с киргизского и люди очень мало знают о народе, живущем рядом. Вообще, на мой взгляд, Айтматов был уникальной личностью, и даже если бы он работал в любой другой отрасли, он все равно бы был известен.

— А вот что говорят о Чингизе Айтматова учителя на сайте педагогического журнала Казахстана «Коллеги».
Александр Бер, Чимкент
— 17 апреля 1998 года. Именно в этот день в нашу школу приезжал Чингиз Айтматов. Да, тот самый. Писатель с мировым именем. Человек с большой буквы. И именно 17 апреля 1998 года в присутствии Чингиза Торекуловича нашей школе присвоили имя этого замечательного человека. Согласитесь, разве можно забыть и дни приготовления к встрече, когда буквально за считанные часы мы должны были привести школу в полную готовность: до блеска вычистить классы и двор, до мелочей продумать сценарий, и, конечно, саму встречу. Я тогда был завучем школы и прекрасно помню все детали того памятного дня. Такое не забывается. Просто потому, что не каждый день судьба дарит встречи с писателем мирового масштаба, и не каждый день выпадает возможность пообщаться с человеком, чьи произведения уже в то время выходили миллионными тиражами и были переведены на сотни языков мира. Но самое поразительное во всём этом то, что Чингиз Торекулович оказался человеком абсолютно не таким, каким мы его представляли. В хорошем смысле слова. Мы ждали важную персону, неприкосновенную личность, фигуру недоступную и гордую. А в общении Чингиз Айтматов оказался простым человеком, остроумнейшим собеседником, душевным и замечательнейшим рассказчиком. Видя моё волнение и беспокойство по поводу организации встречи (ну, как не волноваться, если одних телевизионщиков было с полсотни, да с полсотни знатных гостей – начиная с работников районного акимата, представителей министерства и …, и заканчивая народным писателем Казахстана Мухтаром Шахановым и самим Чингизом Айтматовым), но Айтматов постоянно тихо мне говорил: «Саша, не суетись, всё хорошо, не волнуйся». И говорил искренне и просто. И его раскрепощённое поведение, его совершенно непоказная открытость, его искренняя радость по поводу присвоения нашей школе его имени оставили в наших сердцах самые тёплые и самые искренние воспоминания. Без всякого красного словца.
Шолпан Карибжанова, Семей.
— Проблема экологической катастрофы на протяжении многих лет волнует художников слова. Одним из таких произведений является повесть Ч. Айтматова «Белый пароход». Вот какие вопросы на уроке я задавали своим детям:
— Какие вопросы нравственности, культуры взаимоотношений между людьми поднимает на страницах произведений писатель?
— Как зовут главного героя, какие две сказки были у него?
— Какую роль в его жизни играла сказка о Рогатой матери-оленихе?
— В чем заключалась трагедия Мальчика?
— Наряду с нравственной проблемой существует еще одна немаловажная проблема – отношение человека к природе. Человек должен жить в мире с природой, не разрушая ее гармонии, не грабя ее, забирая все, что только возможно.
…Мальчик уплыл по реке рыбой, а мы остались на берегу, растерянные, оглушенные, словно пассажиры белого парохода, подхваченного ураганом.
Финал повести Чингиза Айтматова потрясает своей неожиданностью и неизбежностью. В художественном произведении, в том, что написал Айтматов, сделавший нас и Мальчика свидетелями того, как топтали ногами и рвали на куски голову Рогатой матери — оленихи, другой конец был невозможен. Когда начинаешь осознавать это, чувство невозвратимой утраты сменяется ощущением обретенного богатства.
Как бы ни были трагичны развертывающиеся в произведении события, главное, в конечном счете, в том, как отзываются они в наших душах. Трагедия очищает… и, открыв однажды этот закон, мировое искусство вновь и вновь посылало на смерть и муки лучших своих героев.

Отклики о спектакле ТЮЗа в прессе.

Газета «Целина». Астана.
Гульнур ОРАЗЫМБЕТОВА
— Этот отрывок из повести Чингиза Айтматова «…И дольше века длится день» посмотрели многие журналисты города Астаны. Постановка вызвала неоднозначные реакции и большое волнение, как среди зрителей, так и представителей СМИ, которые пришли на спектакль заранее, чтобы участвовать на пресс-конференции по случаю гастролей алмаатинцев в Астане.
Задавались вопросы, касающиеся жизни Чингисхана, к примеру, чувствовал ли некую мистическую связь режиссер-постановщик с этим великим человеком? Как ответил Султан Алимжанович, эта связь есть всегда, так как Чингисхан – действительно весомая историческая личность, которая оставила после себя многие порядки и строй вещей в мире.
Конечно же, сам спектакль «Белое облако Чингисхана» потряс своим драматическим накалом. В начале как-то непривычно было слышать на русском языке диалоги актеров, ведь пьесы автора Айтматова очень часто идут в казахских театрах страны, но затем, по мере приближения к концу действа, смотреть было все интереснее и интереснее. Апофеозом всего спектакля стала сцена монолога Алтун — Заслуженная артистка РК Ольга Коржева.

Театральная легенда от ТЮЗа. («Вечерняя Астана»)
Роман КУЖКО
— Как и во многих классических произведениях, в спектакле имеют место и лирическая линия, и философские рассуждения, и проблема выбора между предательством и смертью… Не зря режиссер-постановщик Султан Усманов определил жанр этого спектакля как «театральная легенда».
— К Чингисхану можно относиться по-всякому, — сказал режиссер, когда его спросили о причинах выбора данного произведения. — Однако нельзя отрицать, что этот человек повлиял на историю практически всей Евразии. При этом, когда я выбирал пьесу, Чингисхан интересовал меня не как полководец или политический деятель. Мне был интересен его внутренний мир, сомнения, переживания, все то, что при всем масштабе его свершений, тем не менее, делало Чингисхана обыкновенным человеком.

ПОТРЯСАЯ ВСЕЛЕННОЙ («ЭКСПРЕСС К»)
Ольга ХРАБРЫХ
Спектакль «Белое облако Чингисхана» режиссера Султона Усманова в ТЮЗе им. Сац поставил цель очеловечить образ Потрясателя Вселенной. Помимо Чингисхана ключевыми героями произведения являются сотник Эрдене и вышивальщица знамен Догуланг, погибающие во имя любви друг к другу и своему ребенку (на фото).
Образ Чингисхана на алматинских подмостках воплотил Евгений Ефремов. Кстати, первоначально на главную роль планировалось пригласить балетмейстера Булата Аюханова, и, как считает Султан Усманов, эта идея еще имеет право на существование. Сам Булат Газизович говорит, что предложение режиссера для него – своеобразное искушение, которому все же хочется поддаться. А пока его ответ ограничился лишь тремя словами: хочу, нравится, думаю.
Сценография «Белого облака» принадлежит художнику Владимиру Пономареву. Метафора решена в виде белого облака, функцию которого выполняет обыкновенное белое полотно. Оно превращается то в смерч, то в пески, то в шатер. В спектакле используется приемы театра теней. Стоит отметить, что в постановку органично вплетаются элементы хореографической постановки Булата Аюханова.
По словам Султана Усманова, эта история созвучна с реалиями нашего времени в том плане, что семейные ценности отходят на второй план, уступив место золотому тельцу и восхождению на карьерный Олимп. И этот спектакль – своеобразная попытка расставить правильные акценты. В нем есть все для восприятия молодым поколением: и музыка слова, и динамика движения, и темперамент повествования.
В этом спектакле мне импонирует Ильяс Турманов, сыгравший роль старика-отшельника.

***

На снимке – фото спектакля ТЮЗа «Тополек мой в красной косынке» в 1967 году. Кадиша- Р.Аширбекова, Ильяс – Ч.Зулхашев.

— Премьера спектакля по произведению Чингиза Айтматова «Тополек мой в красной косынке» прошла в Астане во время «ЭКСПО-2017».
Должна написать небольшую предысторию этого спектакля.
В далеком 1967-м году наш ТЮЗ ездил на гастроли в Москву и возил туда спектакль «Тополек мой в красной косынке», который «на ура» был встречен москвичами. Тогда, как известно, в театре были две труппы – казахская и русская. Об этом вспоминает режиссер уже нового спектакля, народный артист Казахстана Талгат Теменов.
Талгат Теменов, худ.руководитель театра им. К.Куанышбаева:
– Этот спектакль был поставлен в ТЮЗе в 70-е годы. В моей постановке он вышел лет 10 назад. Сегодня этот спектакль закономерно перешел на нашу сцену. Сегодня мы в преддверии открытия выставки EXPO, должно приехать много гостей, и они должны узнать и увидеть уровень казахского драматического театра. Я думаю, это будет достойный подарок нашим гостям. Действие происходит в 60-х годах прошлого века у подножия Тянь-Шаня на перевале Долон. Повесть рассказывает о водителе Ильясе и прекрасной девушке Асель. Зрители увидят захватывающую историю о верности, человечности и ошибках, которые иногда уже не исправить. Как сохранить достоинство и остаться человеком в любой ситуации – таков основной философский посыл драмы.
Акмарал Танабаева, актриса.
— Это известная всем история, и поэтому мне хотелось найти что-то новое в моем образе. Больше всего в моей героини мне понравилась ее наивность. В моем театральном опыте я сыграла не одну влюбленную девушку, но в этой постановке мне пришлось играть настоящую слепую веру по отношению к любимому человеку.
http://kazakh-tv.kz/ru/view/culture/page_185479_premera-spektaklya-chingiza-aitmatova-
— Ну что можно сказать в заключение? Конечно же, произведения великого Чингиза Айтматова, классика нашей литературы всегда радовали и будут радовать наших читателей. Не сомневаюсь – по ним будет поставлено еще множество замечательных спектаклей.

Пресс-конференцию вела Людмила Мананникова, зав.лит-драм.частью ТЮЗа.